1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо в ходе досудебного производства —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе досудебного производства или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Комментарий к Ст. 307 УК РФ

1. Основным объектом, на который посягает данное преступление, являются общественные отношения, обеспечивающие быстрое, полное, объективное и справедливое расследование, рассмотрение и разрешение дел в сфере конституционного, гражданского, административного, арбитражного и уголовного судопроизводства. Дополнительным объектом факультативно могут выступать также права и законные интересы физических и юридических лиц, честь и достоинство человека, собственность.

2. Объективная сторона преступления выражается прежде всего в общественно опасных действиях, несущих дезинформацию органов дознания и предварительного следствия, а также судов относительно значимых для разрешения дела обстоятельств: заведомо ложных показаниях свидетеля, потерпевшего, эксперта или специалиста; заведомо ложном заключении эксперта, заведомо неправильном переводе.

О заведомой ложности показаний, заключения или перевода можно говорить как в случае, когда доносимая до адресатов информация искажается, перевирается, так и когда умалчиваются сведения, которые могут иметь значение для дела (например, свидетель не сообщает о присутствии на месте совершения преступления лица, о котором следствию и суду не известно; судебно-медицинский эксперт, описывая полученные потерпевшим телесные повреждения, не указывает наличие следов спермы и т.д.).

Ответственность за указанные действия может наступать лишь при условии, что они совершены в ходе производства по делу в рамках предусмотренных законом процессуальных действий. Соответственно, дача ложных показаний или ложного заключения является ненаказуемой, если допрос проводился или экспертиза назначалась лицом, которое не было уполномочено на осуществление производства по делу, или если свидетель или эксперт не были предупреждены об уголовной ответственности по комментируемой статье. В таких случаях полученные доказательства признаются недопустимыми и, следовательно, не подлежат оценке с точки зрения их достоверности или ложности.

3. Составы рассматриваемых преступлений являются формальными, с учетом чего эти преступления признаются оконченными с момента совершения соответствующих действий — дачи показаний, подготовки заключения, осуществления перевода независимо от того, как эти действия отразились на ходе и результатах производства по делу.

4. Субъектами преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, являются лица, обладающие наряду с общими признаками — вменяемостью и возрастом не менее 16 лет специальными признаками участников судопроизводства: свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, переводчика.

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение по делу и допрошенные в этом качестве дознавателем, следователем или судом.

Лица, имеющие право в силу закона отказаться от дачи показаний (супруга или другой близкий родственник обвиняемого, депутат Государственной Думы, член Совета Федерации), если они этим правом не воспользовались и стали давать показания в качестве свидетелей, не освобождаются от ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Лица же, не подлежащие допросу в качестве свидетеля (священнослужитель — о данных, ставших ему известными на исповеди, адвокат — о данных, полученных при оказании юридической помощи и др.), в случае дачи ими заведомо ложных показаний ответственности не подлежат.

Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, заявитель, подозреваемый, обвиняемый, которые в случае их допроса об обстоятельствах дела дают ложные показания, уголовную ответственность по данной статье не несут. Не подлежит ответственности за дачу ложных показаний также лицо, допрашиваемое по уголовному делу в качестве свидетеля после того, как в отношении его из этого дела было выделено в отдельное производство уголовное дело, по которому он был осужден.

Потерпевшим является физическое или юридическое лицо, иная организация, которым преступлением причинен физический, моральный и материальный вред; в случае если потерпевшим по уголовному делу признано юридическое лицо, показания по делу дает его представитель, который при их заведомой ложности и подлежит ответственности. Лица, пострадавшие в гражданско-правовых отношениях, выступают в качестве не потерпевших, а гражданских истцов, и в силу комментируемой статьи ответственности за дачу заведомо ложных показаний не подлежат.

Экспертом является лицо, обладающее специальными познаниями и назначенное для производства экспертизы и подготовки заключения. При проведении комплексной экспертизы эксперт несет ответственность за содержание только той части заключения, которая относится к предмету его ведения и им подготовлена.

Специалистом является лицо, обладающее специальными познаниями и привлекаемое для оказания содействия в проведении процессуальных действий и разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его компетенцию.

5. Давая заведомо ложные показания или заведомо ложное заключение, виновный действует с прямым умыслом, осознавая, что сообщает должностному лицу или органу, ведущему производство по делу, ложную информацию, и желает сообщить именно такую информацию, выдав ее за достоверную.

В случае сообщения ложной информации вследствие ненаблюдательности, забывчивости, склонности к фантазированию, непрофессионализма (в отношении экспертов и специалистов), когда лицо заблуждается относительно подлинности сообщаемой им информации, ответственность по данной статье не наступает.

6. Цель преступления может состоять в оказании стороне по делу содействия в отстаивании ее интересов либо, напротив, в усугублении ее положения; мотивами могут быть корысть, зависть, месть.

7. Усиленная ответственность за дачу заведомо ложных показаний или заведомо ложного заключения установлена ч. 2 комментируемой статьи в случае, если это сопряжено с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении.

8. В случае деятельного раскаяния, а именно при сообщении свидетелем, потерпевшим, экспертом, специалистом, переводчиком до постановления по делу приговора или вынесения иного решения о ложности данных им показаний, заключения или заведомо неправильном переводе, это лицо освобождается от уголовной ответственности. Для принятия такого решения мотивы деятельного раскаяния значения не имеют.

Приговор Лямбирского районного суда Республики Мордовии по части 2 статьи 307 УК РФ «Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления».

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

04 апреля 2017 г. с. Лямбирь Республика Мордовия

Лямбирский районный суд Республики Мордовии в составе председательствующего судьи М.Н.Н.,

при секретаре С.М.Р.,

с участием государственного обвинителя — прокурора Лямбирского района Республики Мордовия Л.М.Г.,

подсудимой С.А.Н.,

защитника — адвоката Коллегии адвокатов «Республиканская юридическая защита» Адвокатской Палаты Республики Мордовия А. Р.А., действующего на основании удостоверения, выданного Управлением Минюста России по Республике Мордовия и ордера,

потерпевшего Б.А.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении подсудимой СОЛОДУХИНОЙ А.Н.,

<данные изъяты>,

не судимой,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд

установил:

Солодухина А.Н. совершила дачу заведомо ложных показаний свидетеля в суде, при следующих обстоятельствах:

Приговором Лямбирского районного суда Республики Мордовия от 07.07.2016г., вступившим в законную силу 05.09.2016г. Б.А.А. и Ц.М.А. осуждены по пункту «а» части 3 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации. Подсудимая Солодухина А.Н.. по данному уголовному делу, 29 июня 2016 года, в период с 10 часов00 минут до 13 часов 00 минут, находясь в здании Лямбирского районного суда Республики Мордовия по адресу: Республика Мордовия, Лямбирский район, ул. Ленина, дом 1 В, в зале судебного заседания была допрошена в качестве свидетеля. В соответствии с частью 2 статьи 278 Уголовного кодекса Российской Федерации перед началом допроса Солодухиной А.Н. были разъяснены права и обязанности свидетеля, предусмотренные статьей 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также под роспись она была предупреждена об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, в подтверждение поставила свою подпись в соответствующем бланке. Будучи предупрежденной об уголовной ответственности под роспись, Солодухина А.Н. умышленно, по личным мотивам, с целью избежания подсудимым Ц.М.А.. уголовной ответственности, осознавая, что ее показания не соответствуют действительности, то есть являются ложными, с целью воспрепятствования установлению истины по делу, воспрепятствования полному, всестороннему и объективному рассмотрению уголовного дела, дала ложные показания о том, что 24.11.2015г., в вечернее время она зашла в дом <адрес>, где было темно, увидела троих. Ц.В.В. бил Л.Н.Н. Приговором Лямбирского районного суда от 07.07.2016г., вступившим в законную силу 05.09.2016г., суд признал показания подсудимой Солодухиной А.Н. необоснованными, недостоверными, данными с целью избежания подсудимым Ц.М.А. уголовной ответственности. Как установлено Лямбирским районным судом Республики Мордовия в приговоре от 07.07.2016г., Солодухина А.Н. не являлась непосредственным очевидцем совершения преступления в отношении П.М.А. Показания, данные Солодухиной А.Н. в качестве свидетеля в судебном заседании 29 июня 2016 года, опровергнуты в ходе судебного следствия доказательствами, которые были исследованы Лямбирским районным судом Республики Мордовия, признаны достоверными и допустимыми, Ц.М.А. и А.Н.. осуждены по пункту «а» части 3 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации. Таким образом, Солодухина А.Н., показав, что видела в тот день троих мужчин, а также, что Ц.М.А.. бил Л.Н.Н. дала заведомо ложные показания в суде. Своими действиями подсудимая Солодухина А.Н. совершила преступление, предусмотренное частью 1 статьи 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании подсудимая Солодухина А.Н. вину не признала и показала, что в ноябре 2015 г., точную дату не помнит, около 20 часов она пошла в свой дом вместе с Б.Н.И. чтобы покормить поросят. Когда возвращались оттуда она услышала шум в доме Л.Н.Н. Она вошла в коридор, в комнату не проходила. В комнате было темно, она различила силуэты трех человек, по голосу она узнала Б.А.А. Также в доме находились сын Б.А.А. — Б.А.А. и Ц.М.А. Ц.М.А. Затем она сразу ушла. Вину она не признает, так как в судебном заседании Лямбирского районного суда Республики Мордовия 29 июня 2016 года она дала правдивые показания.

Вина подсудимой Солодухиной А.Н. в судебном заседании подтверждается исследованными судом доказательствами:

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия от 05.09.2016 г. приговор оставлен без изменения (л.д.15-20);

протоколом судебного заседания по уголовному делу № 1-33/2016 г. согласно которого в качестве свидетеля защиты допрошена Солодухина А.Н., которая дала показания о том, что 24.11.2015г. в вечернее время она заходила в <адрес>, где

протоколом осмотра места происшествия от 18 января 2017г., из которого следует, что осмотрен зал судебных заседаний Лямбирского районного суда Республики Мордовия по ул. Ленина, дом 1 в селе Лямбирь Лямбирского района Республики Мордовия (л.д.63-67);

копией подписки по разъяснению прав и обязанностей и предупреждению об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации и за отказ или уклонение от дачи показаний по статье 308 УК РФ, в которой Солодухина А.Н. поставила свою подпись напротив своей фамилии (л.д.72);

Свидетель П.Н.Н. на предварительном следствии дала показания о том, что она вела протокол судебного заседания по уголовному делу в отношении Б.А.А. и Ц.М.А.., показания свидетеля Солодухиной А.Н. изложены в протоколе судебного заседания (л.д.59).

Показания свидетелей Р.Е.В. и Ц.В.В. опровергаются показаниями потерпевшего, письменными доказательствами.

Суд оценивает исследованные доказательства в соответствии с требованиями статей 87, 88 УПК Российской Федерации с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в своей совокупности — достаточности для разрешения данного дела.

Суд считает доказанной вину Солодухиной А.Н. в совершении преступления предусмотренного частью 1 статьи 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть в даче заведомо ложных показаний свидетеля в суде, в связи с чем считает переквалифицировать действия подсудимой Солодухиной А.Н. с части 2 статьи 307 УК российской Федерации на часть 1 статьи 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Суд считает необходимым положить в основу обвинительного приговора показания потерпевшего Б.А.А.., которые являются последовательными, полностью согласуются с показаниями свидетелей Б.Н.И.., Ф.Н.Н.., а также подтверждаются письменными доказательствами.

Органом предварительного расследования, согласно обвинительного заключения, Солодухина А.Н. «обвиняется в даче заведомо ложных показаний свидетелем в суде, соединенных с обвинением лица в совершении особо тяжкого преступления, а именно в том, что дала в суде заведомо ложные показания о том, что якобы была очевидцем того, как Б.А.А. и Б.А.А., <данные изъяты>, применили в отношении П.М.А.. насилие, умышленно причинив тяжкий вред здоровью П.М.А.» (л.д.160-161).

По мнению органа предварительного расследования, подсудимая Солодухина А.Н. обвинила Б.А.А. в совершении преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть в совершении особо тяжкого преступления (л.д.161).

Объективная сторона преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 111 УК Российской Федерации выражается в деянии, причинившем тяжкий вред здоровью. Тогда как из ответа подсудимой Солодухиной А.Н. в суде на вопрос: «Какие удары кто и куда наносил?» Солодухина А.Н. ответила, что этого она не видела, видела только в руках у одного из них была палка. Как наносили удары, она не видела». (л.д.38).

Таким образом, из показаний Солодухиной А.Н. 29 июня 2016 года в заседании Лямбирского районного суда по рассмотрению уголовного дела в отношении Ц.М.А. и Б.А.А. следует, что она не дала показания относительно выполнения Б.А.А. (потерпевшим по настоящему делу) объективной стороны преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, таким образом, суду не предоставлено достаточно доказательств о том, что заведомо ложные показания подсудимой Солодухиной А.Н. соединены с обвинением лица в совершении особо тяжкого преступления.

Вместе с тем, подсудимая Солодухина А.Н., действуя с прямым умыслом, выполнила объективную сторону преступления, предусмотренного частью 1 статьи 307 УК Российской Федерации, дав, с целью смягчения уголовной ответственности Ц.М.А., воспрепятствования полному, всестороннему и объективному рассмотрению уголовного дела, заведомо ложные показания о том, что в тот вечер видела в доме П.М.А. троих людей, также о нанесении Ц.М.А. ударов Л.Н.Н., что не соответствует обстоятельствам, установленным по приговору Лямбирского районного суда Республики Мордовия от 07.07.2016г. Таким образом, подсудимая Солодухина А.Н. дала заведомо ложные показания свидетеля в суде, то есть совершила преступление, предусмотренное частью 1 статьи 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Оснований сомневаться в психическом состоянии подсудимой у суда не имеется, поскольку из представленного характеризующего материала, справки из медицинского учреждения следует, что Солодухина А.Н. на учете в медицинском учреждении психиатрического профиля не состоит, в судебном заседании поведение подсудимой не вызывает сомнений в её вменяемости.

При назначении вида наказания подсудимой Н.Н.Н. суд учитывает положения статей 6, 43, 60 Уголовного кодекса Российской Федерации, характер и степень общественной опасности содеянного, наличие смягчающих наказание обстоятельств, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, личность подсудимой, а также влияние назначенного наказания на её исправление и на условия жизни ее семьи.

Подсудимая Солодухина А.Н., будучи юридически не судимой, совершила, согласно части 2 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации, преступление небольшой тяжести.

Правовых оснований для изменения в отношении подсудимой категории преступления на менее тяжкую, в соответствии с частью 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации, не имеется.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учитывает подсудимой : в соответствии в пунктом «г» части 1 статьи 61 УК Российской Федерации — нахождение у нее малолетнего ребенка, в соответствии с частью 2 статьи 61 Уголовного кодекса Российской Федерации также в качестве смягчающих наказание обстоятельств: отсутствие судимости, положительные характеристики с места жительства и работы, наличие постоянного места работы и жительства, наличие семейно-бытовых связей, состояние здоровья подсудимой, материальное положение.

Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных статьей 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, у подсудимой не имеется.

Исключительных обстоятельств, а также обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления, не имеется, в связи с чем суд не находит оснований для применения положений статьи 64 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Принимая во внимание, что подсудимая Солодухина А.Н. совершила преступление небольшой тяжести, с учетом обстоятельств преступления, личности подсудимой, наличия смягчающих наказание обстоятельств при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, суд считает назначить ей наказание в виде штрафа в госдоход.

В соответствии с частью 3 статьи 46 Уголовного кодекса Российской Федерации размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения подсудимой Солодухиной А.Н., а также с учетом возможности получения ею заработной платы по месту работы.

Суд считает, что указанное наказание будет отвечать целям восстановления социальной справедливости, исправления подсудимой и предупреждению совершения новых преступлений.

Меру пресечения подсудимой Солодухино й А.Н. до вступления приговора в законную силу следует оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Вещественных доказательств не имеется.

Гражданский иск по делу не заявлен.

В соответствии со статьей 132 УПК Российской Федерации суд считает взыскать с Солодухиной А.Н. процессуальные издержки, связанные с участием защитника по назначению суда, в размере 1100 рублей (550 руб. х 2 ).

Руководствуясь статьями 307-309 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд

приговорил:

Признать Солодухину А.Н. виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 307Уголовного кодекса Российской Федерации, и назначить ей наказание в виде штрафа в размере 20 тысяч рублей в госдоход.

Меру пресечения Солодухиной А.Н. до вступления приговора в законную силу оставить подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Приговор может быть обжалован апелляционном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда Республики Мордовия в течение 10 суток со дня его провозглашения, с подачей апелляционной жалобы через Лямбирский районный суд Республики Мордовия.

В случае подачи апелляционной жалобы и (или) апелляционного представления осужденная вправе ходатайствовать о своем участии и участии её защитника, в том числе по назначению суда, в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Комментарий к статье 307 Уголовного Кодекса РФ

Основным объектом данного преступления выступают интересы правосудия. Дополнительный объект — права и интересы личности, интересы юридического лица.

Общественная опасность рассматриваемого посягательства на интересы правосудия состоит в том, что искажение истины в показаниях свидетеля, потерпевшего или специалиста, заключении эксперта или переводе препятствуют установлению истины по уголовному или гражданскому делу, нарушают нормальное функционирование судебной системы, работу органов следствия и дознания и могут препятствовать вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора суда, как того требует ст. 297 УПК РФ, либо законного и обоснованного решения суда, как того требует ст. 195 ГПК РФ. Требование законности, обоснованности и мотивированности для принимаемых арбитражным судом решений, постановлений, определений содержится в ч. 3 ст. 15 АПК РФ.

Объективная сторона преступления заключается в одном из следующих деяний, совершаемых путем действия: 1) заведомо ложных показаниях свидетеля; 2) заведомо ложных показаниях потерпевшего; 3) заведомо ложном заключении или показании эксперта; 4) заведомо ложном показании специалиста; 5) заведомо неправильном переводе в суде. Деяние может быть совершено в уголовном, гражданском или арбитражном судопроизводстве или при производстве предварительного расследования.

Заведомо ложные показания свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод при производстве по делу об административном правонарушении влечет наказание по ст. 17.9 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Аналогичные определения содержатся в ст. 69 ГПК РФ и ст. 56 АПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Согласно п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. О признании потерпевшим дознаватель, следователь, прокурор или суд выносят постановление. Именно с этого момента физическое или юридическое лицо приобретает процессуальный статус потерпевшего.

Потерпевший вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При согласии потерпевшего дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний (п. 3 ч. 2 ст. 42 УПК РФ).

В соответствии со ст. 277 УПК РФ допрос потерпевшего проводится по правилам допроса свидетеля. В соответствии с ч. 2 ст. 278 УПК РФ перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, выясняет его отношение к подсудимому и потерпевшему, разъясняет ему права, обязанности и ответственность (за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний, за разглашение данных предварительного расследования), предусмотренные ст. 56 УПК РФ, о чем свидетель дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Процессуальным основанием для возбуждения уголовного дела по ст. 307 УК РФ (а также ст. ст. 308 и 310 УК РФ) являются умышленные действия по нарушению запретов, изложенных в подписке. Аналогичные положения закреплены в ст. 176 ГПК РФ и ст. 56 АПК РФ.

Показания потерпевшего или свидетеля — это данные о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, отобранные в ходе допроса дознавателем, следователем или судом (ст. ст. 78, 79 УПК РФ, ст. 69 ГПК РФ, ст. 56 АПК РФ). То есть сведения об обстоятельствах, влияющих на разрешение дела по существу. Статья 307 УК РФ не имеет в виду показаний о несущественных обстоятельствах, относящихся к делу (например, изменение свидетелем в процессе расследования пояснения причины своего появления на месте преступления). Преступными являются только те показания, которые касаются существенных обстоятельств, т.е. влияют на вынесение законного и обоснованного приговора, решения или иного судебного акта. Они относятся в уголовном судопроизводстве к предмету доказывания, в гражданском судопроизводстве — к предмету иска.

Если свидетель (потерпевший) просто отказывается говорить, он может быть привлечен к ответственности не по рассматриваемой статье, а за отказ от дачи показаний согласно ст. 308 УК РФ.

Все перечисленные в диспозиции ст. 307 УК РФ действия должны быть совершены в процессе предварительного расследования либо в судебном заседании. Ложные сведения, данные свидетелем, например, в беседе с прокурором, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ.

Согласно ст. 57 УПК РФ экспертом является лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном законом для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

В соответствии с ч. 4 ст. 57 УПК РФ эксперт не вправе: давать заведомо ложное заключение (п. 4), разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ (п. 5).

В подготовительной части судебного заседания в соответствии со ст. 269 УПК РФ председательствующий разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, о чем эксперт дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Аналогичные указания содержатся в ст. 171 ГПК РФ и ч. 5 ст. 55 АПК РФ. Нарушение требований подписки и будет процессуальным основанием для привлечения к уголовной ответственности в случае дачи заведомо ложного заключения.

В соответствии со ст. 282 УПК РФ в ходе судебного следствия по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения. В этом случае эксперт допрашивается в качестве свидетеля со всеми вытекающими из этого статуса правами и обязанностями.

Ложность заключения эксперта выражается в намеренном искажении выявленных им фактов или в умолчании о них либо в неверной оценке фактов, ложных выводах из представленных для исследования материалов дела.

В соответствии со ст. 58 УПК РФ специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

В отличие от эксперта специалист подлежит уголовной ответственности не за дачу заведомо ложного заключения, а за заведомо ложное показание.

Ложность показаний специалиста выражается в намеренном искажении выявленных им фактов или в умолчании о них либо в заведомо неверной оценке фактов, ложных выводах из представленных для исследования материалов дела. Как и эксперт, специалист дает показания в качестве свидетеля.

Переводчиком является лицо, привлекаемое к участию в уголовном судопроизводстве в случаях, предусмотренных УПК РФ, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода, а также владеющее навыками сурдоперевода и приглашенное для участия в производстве по уголовному делу (ст. 59 УПК РФ).

В подготовительной части судебного заседания в соответствии со ст. 263 УПК РФ председательствующий разъясняет переводчику его права и ответственность, предусмотренные ст. 59 УПК РФ, о чем переводчик дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Аналогичные положения содержатся в ст. 162 ГПК РФ и ст. 57 АПК РФ.

Неправильный перевод состоит в искажении смысла переводимых материалов дела (устной или письменной речи) — показаний или документов при производстве предварительного расследования или в процессе судебного разбирательства. Ложным будет и умолчание переводчика о существенных для разрешения дела обстоятельствах при переводе показаний и документов.

Все вышеперечисленные деяния, совершенные в суде либо при производстве предварительного расследования, влекут уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ независимо от того, искажают ли они истину в пользу обвиняемого по уголовному делу или против него, а равно в пользу истца или ответчика по гражданскому делу.

Состав преступления сконструирован законодателем по типу формальных составов преступлений. Преступление считается оконченным с момента совершения одного из указанных действий независимо от того, приняты ли эти показания, заключение эксперта, показания специалиста или перевод в качестве доказательств по рассматриваемому делу. На стадии предварительного расследования это преступление считается оконченным, когда свидетель, потерпевший или специалист, если он задавал вопросы, подписал протокол допроса, эксперт — заключение; в стадии судебного разбирательства — с момента дачи свидетелем, потерпевшим, специалистом показаний или оглашения экспертом содержания заключения. Для переводчика данное преступление окончено с момента представления им заведомо неправильного письменного перевода или окончания устного перевода.

В соответствии с ч. 5 ст. 164 УПК РФ если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то он предупреждается об ответственности, предусмотренной ст. ст. 307 и 308 УК РФ (аналогичные действия должны быть выполнены и судом). В этой связи на практике возникает вопрос о наличии состава заведомо ложного показания и т.д. в тех случаях, когда, например, свидетель не был предупрежден об уголовной ответственности, т.е. не были выполнены указанные правила УПК РФ. С нашей точки зрения, невыполнение указанных правил исключает ответственность по ст. ст. 306 и 307 УК РФ, так как требование УПК РФ о предупреждении соответствующих лиц об уголовной ответственности имеет целью обеспечение допустимости доказательств (ч. 3 ст. 7 УПК РФ) и является, с нашей точки зрения, конструктивным признаком составов указанных преступлений.

Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом. Об этом свидетельствуют указания в законе на заведомость совершаемых действий. Виновный сознает, что он дает по данному делу суду, органам предварительного расследования не соответствующие действительности показания в качестве свидетеля или потерпевшего или ложное заключение как эксперт или делает неправильный перевод, и желает совершить эти действия.

Мотивы таких действий не определены законом и могут быть различными (стремление улучшить или, напротив, ухудшить положение обвиняемого, боязнь мести с его стороны, корысть, неприязненные отношения, ложно понимаемые интересы борьбы с преступностью и др.). Значения для квалификации преступления они не имеют.

Добросовестное заблуждение потерпевшего или свидетеля, неправильное восприятие ими актов вследствие невнимательности, забывчивости, отсутствия должной компетенции эксперта, специалиста или переводчика и другие обстоятельства, повлиявшие на дачу не соответствующих истине показаний, заключения или перевода исключают ответственность по ст. 307 УК РФ.

Субъект данного преступления — специальный. Им могут быть лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста и прямо указанные в ст. 307 УК РФ, — свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик, признанные таковыми в соответствии с УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ. Несовершеннолетние в возрасте до шестнадцати лет, в том числе привлеченные к участию в деле в качестве свидетелей или потерпевших, субъектами данного преступления не являются.

Другие участники процесса ответственности по ст. 307 УК РФ не несут.

Квалифицированным видом преступления является совершение тех же действий, соединенных с обвинением в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, определение которых дается в ст. 15 УК РФ.

Статья 307 УК РФ дополнена примечанием, согласно которому свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они: добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности показаний, данных ими, заключения или заведомо неправильном переводе.

Мотивы, по которым свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик добровольно заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе, не имеют значения для решения вопроса об освобождении их от уголовной ответственности.

Другой комментарий к статье 307 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит из ряда действий, указанных в законе:

1) ложное показание свидетеля, потерпевшего или специалиста;

2) ложное заключение эксперта;

3) неправильный перевод.

Показания в уголовном процессе — это сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего, взаимоотношениях с ним; в гражданском процессе — сведения по любым обстоятельствам, относящимся к иску; в арбитражном процессе — сведения, имеющие значение для правильного разрешения спора арбитражным судом.

Преступными будут являться только те показания, которые касаются существенных обстоятельств, т.е. влияют на вынесение законного и обоснованного приговора, решения или иного судебного акта.

Показания должны быть ложными, т.е. не соответствующими действительности полностью либо в какой-нибудь части.

Ложным показанием не может быть признано умолчание о существенных обстоятельствах, относящихся к предмету доказывания либо к предмету иска.

Ложные показания образуют состав рассматриваемого преступления, если они даны управомоченному на то лицу, в установленном законом порядке и надлежащим образом процессуально оформлены.

2. Заключение эксперта является ложным, если оно содержит искажение фактов, неверную оценку либо выводы, не основанные на материалах уголовного, гражданского или арбитражного дела. Это может, например, относиться к оценке вреда, причиненного здоровью (вместо средней тяжести указывается тяжкий или наоборот), источнику образования следов при трасологической экспертизе, тормозному пути — при автотехнической.

3. Неправильный перевод — это искажение смысла переведенной с одного языка на другой устной речи (показаний свидетеля, потерпевшего, обвиняемого; вопросов судьи и т.п.) либо документов.

4. Момент окончания преступления в уголовном судопроизводстве зависит от стадии процесса и совершенного деяния.

На стадии предварительного расследования ложные показания свидетеля, потерпевшего или специалиста образуют оконченное преступление с момента подписания протокола допроса; ложное заключение — с момента его предъявления экспертом органам следствия или дознания; ложный перевод допроса — с момента подписания протокола, документа — с момента предъявления его перевода переводчиком органам следствия и дознания.

В стадии судебного разбирательства (как по уголовным, так и по гражданским и арбитражным делам) преступление окончено, когда свидетель, потерпевший или специалист закончил дачу показаний; эксперт изложил содержание заключения; переводчик осуществил перевод показаний или документа.

5. Субъективная сторона преступления предполагает только прямой умысел.

6. Субъект преступления специальный — достигшие возраста 16 лет свидетель, потерпевший, эксперт, специалист и переводчик. В примечании к комментируемой статье предусмотрено специальное основание освобождения указанных лиц от ответственности.

7. В ч. 2 ст. 307 назван квалифицирующий признак преступления: заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод, соединенные с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать:

1) описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления;

2) доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства;

3) указание на обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а в случае признания обвинения в какой-либо части необоснованным или установления неправильной квалификации преступления — основания и мотивы изменения обвинения;

4) мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбывания, применению иных мер воздействия;

4.1) доказательства, на которых основаны выводы суда о том, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

5) обоснование принятых решений по другим вопросам, указанным в статье 299 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 307 УПК РФ

1. Содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора в самых общих чертах определяется предметом доказывания (статья 73 УПК РФ), который един по всем уголовным делам, а также составом того преступления, в котором обвинялся подсудимый и которое признается доказанным (или не доказанным) судом.

2. Первым из элементов предмета доказывания названо событие преступления, без достоверного установления которого не может быть обвинительного приговора. В свете сказанного описательная часть такого приговора должна прежде всего отражать наличие преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления. Если преступление совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре»).

3. В описательно-мотивировочной части приговора должно быть также отражено отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дана оценка доводам, приведенным им в свою защиту (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре»).

4. Поскольку разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимых, суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности других лиц. В тех случаях, когда отдельные участники преступного деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, освобождены от уголовной ответственности, суд, если это имеет значение для установления роли, степени и характера участия подсудимого в преступлении, квалификации его действий или установления других существенных обстоятельств дела, может сослаться в приговоре на роль этих лиц с обязательным указанием оснований прекращения дела. Если же в отношении некоторых обвиняемых дело выделено в особое производство, в приговоре указывается, что преступление совершено подсудимым совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре»; Постановление президиума Московского городского суда от 13 июня 2002 г. по делу по обвинению Зильберштейна и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 9. С. 13 — 14).

5. В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должна содержаться мотивировка квалификации преступления. Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный или значительный ущерб, существенный вред, ответственное должностное положение подсудимого и др.), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а должен привести обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии соответствующего признака. По делу по обвинению нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, суд в описательной части приговора должен обосновать квалификацию в отношении каждого подсудимого и в отношении каждого преступления (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре»).

6. В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны быть обоснованы всякое изменение обвинения в суде, мотивы, по которым суд пришел к выводу о назначении именно этого вида наказания, именно в этом размере, а также все другие выводы и решения, связанные с определением меры наказания, о неприменении дополнительного наказания, о виде исправительного учреждения, в котором должен отбывать наказание осужденный к лишению свободы, и — особо — должны быть приведены основания для применения конфискации имущества в соответствии со статьей 104.1 УК (ее содержание, логически связанное с пунктом 4.1 комментируемой статьи УПК, рассматривалось в комментарии к статье 73 УПК).

7. В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны содержаться также обоснование решения суда об удовлетворении гражданского иска, об отказе в таком удовлетворении или об оставлении иска без рассмотрения, а также размер причиненного преступлением ущерба, подлежащего возмещению.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *