Эксперт: Китай нападет на Россию с вероятностью 95-99%


— Вопрос не в том, нападет ли Китай на Россию, а в том — когда? Об этом статья известного военного эксперта, заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина.
Автор считает, что если против России когда-нибудь будет совершена крупномасштабная военная агрессия в «классической» форме, то с вероятностью 95% (если не 99,99%) агрессором будет Китай.
РИА «Новый Регион» приводит текст полностью.
Есть люди для которых исчезновение амазонского леса — проблема. Другим это пофиг. Есть люди для которых исчезновение атомных АС — проблема. Другим это пофиг. Есть люди для которых исчезновение китов — проблема. Другим это пофиг. Есть люди для которых исчезновение России — проблема. Нам всем это пофиг.
Колоссальная перенаселенность Китая в совокупности с его стремительным экономическим ростом создают сложнейший комплекс проблем, для очень краткого описания которых требуется большая отдельная статья. Причем взаимосвязь этих проблем такова, что решение одних усугубляет другие. Китай объективно нежизнеспособен в своих нынешних границах. Он должен стать гораздо больше, если не хочет стать гораздо меньше. Он не может обойтись без внешней экспансии для захвата ресурсов и территорий, такова реальность. На нее можно закрывать глаза, но она от этого никуда не денется.
Кроме того, не надо выдумывать, что главным направлением экспансии Китая станет Юго-Восточная Азия. Там довольно мало территории и ресурсов, при этом очень много местного населения. Обратная ситуация — очень много территории, гигантские ресурсы, совсем мало населения — имеется в Казахстане и азиатской части России. И именно сюда пойдет экспансия Китая. Тем более что зауральские территории РФ в Китае принято считать своими. Краткому описанию соответствующих китайских исторических концепций можно посвятить еще одну большую статью. Считать, что пограничная проблема между РФ и КНР урегулирована, может только человек, совершенно не представляющий себе, что такое Китай и китайцы.
Конечно, для Китая предпочтительна мирная форма экспансии (экономическая и демографическая). Но отнюдь не исключена и военная. Чрезвычайно показательно, что в последние годы китайская армия проводит учения, которые просто невозможно трактовать иначе, как подготовку к агрессии против России, причем масштаб учений (пространственный размах и количество задействуемых войск) постоянно растет.
При этом, видимо, мы до сих пор не отдаем себе отчет в том, что давно утратили не только количественное, но и качественное превосходство над Китаем в боевой технике. В советское время мы имели и то и другое, это, как показала «микровойна» за Даманский, компенсировало огромное превосходство Китая в живой силе.
Карл у Клары украл кораллы
Китай очень долго жил тем, что дал ему СССР в 1950-х — начале 1960-х. Однако после потепления отношений с Западом он получил доступ к некоторым образцам американской и европейской техники, а с конца 1980-х начал приобретать новейшую технику в СССР, а затем в России, благодаря этому по многим классам «перепрыгнув» через поколение. Кроме того, Китай всегда обладал исключительной способностью красть технологии. В 1980-х китайской разведке удалось даже добыть в США чертежи новейшей боевой части W-88 от баллистической ракеты Trident-2 для подводных лодок. А уж обычную технику Китай крадет в огромных количествах.

Например, ничего не известно о том, что Россия продавала КНР реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Смерч» или тем более лицензию на их производство. Тем не менее сначала у армии Китая появилась РСЗО А-100, очень похожая на «Смерч», а потом PHL-03 — его полная копия. Самоходная артиллерийская установка Туре 88 (PLZ-05) очень напоминает нашу «Мсту», которую мы в КНР опять же не продавали. Мы никогда не продавали Китаю лицензию на производство зенитной ракетной системы С-300, что отнюдь не помешало китайцам скопировать ее под названием HQ-9. Впрочем, и у французов, например, успешно украдены зенитный ракетный комплекс «Кроталь», противокорабельная ракета «Экзосет», корабельная артиллерийская установка М68 и т.д.
Синтезируя зарубежные технологии и добавляя что-то свое, китайский ВПК начинает создавать достаточно оригинальные образцы: зенитный ракетно-пушечный комплекс Туре 95 (PGZ-04), самоходки PLL-05 и PTL-02, БМП ZBD-05 и др.

Сделано в Китае
В целом, как уже было сказано, практически по всем классам обычных вооружений качественное превосходство России осталось в прошлом. Кое в чем Китай нас даже обошел — например, в беспилотниках и в стрелковом оружии. Китайцы постепенно меняют «Калашниковы» на новейшие автоматические винтовки, созданные по схеме «буллпап» на основе как того же АК, так и западных винтовок (FA MAS, L85).
Более того, хотя некоторые эксперты считают, что Китай находится в технологической зависимости от РФ как от своего главного поставщика вооружений (следовательно, напасть на нас не может), это чистейший миф.
Китай приобретал в России исключительно такое вооружение, которое предназначалось для операции против Тайваня и США (пока Пекин всерьез планировал операцию по захвату острова). Очевидно, что морская война между КНР и РФ практически невозможна, в ней нет необходимости ни у той, ни у другой стороны. Война будет носить наземный характер.
В связи с этим нельзя не отметить, что КНР не приобретала в России никакой техники для своих сухопутных войск, поскольку против России в случае войны будет применяться именно она.
Даже в области ВВС Китай избавился от зависимости от РФ. Он купил в России ограниченное число истребителей Су-27 — всего 76 штук, из которых 40 — Су-27УБ. Из такого уникального соотношения боевых и учебно-боевых машин совершенно очевидно, что Су-27 российского производства приобретались для обучения летного состава. Затем, как известно, Китай отказался от лицензионного производства Су-27 из российских комплектующих, построив лишь 105 самолетов из запланированных 200. Одновременно он скопировал этот истребитель и начал его безлицензионное производство под названием J-11В с собственными двигателями, вооружением и авионикой. Причем, если в 1960-х копирование Китаем советских образцов было их заведомой примитивизацией, то J-11В, судя по имеющимся данным, практически ничем не хуже Су-27.
Можно отметить, что в последнее время военно-техническое сотрудничество Китая с Россией сворачивается. Отчасти это можно объяснить тем, что стремительно деградирующий российский ВПК уже не способен предложить Китаю те вооружение и технику, которые ему нужны. Другое объяснение состоит в том, что Пекин всерьез рассматривает в обозримом будущем возможность ведения боевых действий против ВС РФ.
Поскольку J-11В по своим тактико-техническим характеристикам примерно равен Су-27, а созданный на базе израильского «Лави», но с использованием российских и собственных технологий J-10 вполне сопоставим с МиГ-29, никакого качественного превосходства в воздухе у нас нет. А количественное превосходство заведомо будет на стороне Китая, особенно учитывая практически полный развал российской системы ПВО (в первую очередь как раз на Дальнем Востоке). По Су-30 оно будет вообще подавляющим: у Китая их более 120, у нас — 4. Основной недостаток китайской авиации — отсутствие нормальных штурмовиков и ударных вертолетов, но это для них большой бедой не будет, потому что на суше ситуация для России еще хуже.

Эффект массы
Лучшие китайские танки — Туре 96 и Туре 99 (он же Туре 98G) — практически ничем не хуже лучших наших танков — Т-72Б, Т-80У, Т-90. Собственно, все они «близкие родственники», поэтому и ТТХ их очень близки. При этом руководство МО РФ уже анонсировало фактическую ликвидацию наших танковых войск. Танков на всю Россию должно остаться 2000. У Китая современных танков уже сейчас примерно столько же. Есть и гораздо более многочисленные (не менее 6000) старые танки (от Туре 59 до Туре 80), созданные на базе Т-54. Они вполне эффективны в борьбе против БМП и БТР, а также для создания «эффекта массы». Вполне вероятно, что именно эти машины командование НОАК использует для первого удара. Они все равно нанесут нам какие-то потери, а главное — отвлекут на себя наши противотанковые средства, после чего по истощенной и ослабленной обороне последует удар с использованием уже современной техники. Кстати, в воздухе аналогичный «эффект массы» могут создать старые истребители типов J-7 и J-8.
То есть по современным образцам вооружений у ВС России и китайской армии сейчас примерное равенство (качественное и количественное), которое уверенно (и не очень медленно) превращается в преимущество армии Китая. При этом последняя имеет огромный «навес» из старых, но вполне еще «добрых» образцов, которые прекрасно подойдут как «расходный» материал для изматывания обороны российских войск. Из-за наличия в Китае такой уникальной проблемы, как «дефицит невест», потеря нескольких сотен тысяч молодых людей мужского пола для китайского руководства представляется не то что не проблемой, а благом. И уж точно не проблема «утилизация» в бою нескольких тысяч единиц устаревшей бронетехники.
Уже сейчас всего два из семи военных округов китайский армии — Пекинский и Шэньянский, прилегающие к границе с Россией, — сильнее всех Вооруженных сил России (от Калининграда до Камчатки). А на потенциальном театре военных действий (Забайкалье и Дальний Восток) силы сторон просто несопоставимы, Китай превосходит нас даже не в разы, а в десятки раз. При этом переброска войск с запада в случае реальной войны будет практически невозможна, поскольку китайские диверсанты гарантированно перережут Транссиб сразу во множестве мест на всем его протяжении, а других коммуникаций с востоком у нас нет (по воздуху же можно перевозить людей, но не тяжелую технику).

Танки не наши быстры
При этом и по боевой подготовке, особенно в частях и соединениях, оснащенных наиболее современной техникой, армия Китая нас давно обошла. Так, в 38-й армии Пекинского военного округа артиллерия полностью автоматизирована, она еще уступает по точности американской, но уже превзошла российскую. Темп наступления 38-й армии достигает 1000 км в неделю (150 км в сутки).
Соответственно, в обычной войне шансов у нас никаких. К сожалению, не гарантирует спасения и ядерное оружие, потому что у Китая оно тоже есть. Да, пока мы имеем превосходство в стратегических ядерных силах, но они стремительно сокращаются. При этом у нас нет баллистических ракет средней дальности, а у Китая они как раз есть, что почти нивелирует их отставание в межконтинентальных баллистических ракетах (которое тоже сокращается). Соотношение по тактическому ядерному оружию неизвестно, только надо понимать, что нам придется применять его по собственной территории. Что касается обмена ударами стратегических ядерных сил, то китайского потенциала более чем достаточно, чтобы уничтожить основные города европейской России, которая им не нужна (там много людей и мало ресурсов). Есть очень сильные подозрения, что, понимая это, Кремль на применение ядерного оружия не пойдет. Поэтому ядерное сдерживание в отношении Китая — такой же миф, как и его технологическая зависимость от нас. Учите китайский.

Военный конфликт РФ и КНР. Часть первая

Объективно Китай заинтересован в сотрудничестве с РФ, как в единственной серьёзной страховке на случай конфликта с США. Но эта огромная страна управляется одной партией, и фактор именно субъективного понимания своей выгоды может опрокинуть любые теоретические выкладки, заставив Китай сделать неверный шаг, в том числе, и направленный против России и своих собственных долгосрочных интересов. То есть, это как раз тот случай, когда лучше всего подходит русская поговорка «доверяй, но проверяй», а ещё «хочешь мира – готовься к войне».


Наверное, мы имеем право оценивать адекватность нынешнего китайского руководства, как очень высокую. И ожидать от него непременного удара в спину нам, скорее всего, не стоит. Но всё-таки Россия обязана принимать во внимание растущую военную и экономическую мощь Поднебесной, и хотя бы не провоцировать её своей слабостью.
Возможно, свою оценку геополитической ситуации вокруг России нам как раз и следует начать с оценки возможного (хотя и не очень вероятного) военного конфликта между Россией и КНР. Это тем более важно и интересно, что в публичной сфере РФ довольно сильны упаднические настроения на сей счет – говорят, что в случае военного конфликта Россия ничего не сможет противопоставить Китаю и моментально потеряет свои территории от Урала до Дальнего Востока. Разумеется, вряд ли эти настроения разделяют российские военные, и я даже замечаю некоторые шаги, реально служащие укреплению российских позиций на восточном направлении. Но упадничество – вещь заразная, и если национальные элиты будут изначально исходить из того, что это направление даже теоретически невозможно защитить без применения ядерного оружия, вряд ли мы сможем ожидать выработки сколько-нибудь внятной геополитической стратегии и, тем более, её исполнения.
Итак, военный конфликт между Россией и Китаем.
Для начала давайте сразу уточним – обе державы имеют ядерное оружие и средства его доставки. Причем, межконтинентальные, что исключает возможность для любой из сторон получить хоть какое-то ограниченное убежище от ядерного удара. Это, конечно, мощнейший сдерживающий фактор.
Но это же может стать и поводом для определенной уверенности в том, что ядерное оружие ни одной из сторон применяться не будет, и в случае конфликта все будет решаться в честном безъядерном противостоянии. Прямо скажем, это очень натянутая вероятность, поскольку все будет измеряться лишь степенью угрозы для одной из сторон, но чисто теоретически мы имеем право на такое допущение – например, кто-то из новых китайских лидеров окажется слишком амбициозен и не слишком умен, либо понадеется на то, что конфликт можно будет удержать в ограниченных рамках, получив, тем не менее, с него серьёзные дивиденды.
Так или иначе, давайте допустим, что такой конфликт в принципе возможен, раз уж на этом так настаивают сторонники версии о скорой экспансии Китая в Сибирь и на Дальний Восток РФ.
Чтобы понимать географическую и геополитическую природу возможного конфликта, нужно очень внимательно посмотреть на карту.
Значительная часть границы между РФ и Китаем проходит по фарватеру Амура – одной из крупнейших рек Евразии, ширина которой даже в среднем течении часто превышает один километр. Я не стану утверждать, что форсирование такой водной преграды невозможно в принципе. Но это всё-таки очень нетривиальная задача, решить которую с помощью простеньких понтонных переправ будет довольно сложно. Если же учесть предполагаемые масштабы сил вторжения, численность которых должна превышать несколько миллионов человек (именно так, с учетом того, что РФ может выставить в регионе сотни тысяч солдат, при предполагаемом превосходстве в бронетехнике и, главное, авиации), задача становится достаточно эпохальной.

Ещё раз – нет, я не думаю, что она в принципе не решаема с помощью имеющихся у обеих сторон технических средств. Но на чем я готов настаивать – её невозможно решить без значительных предварительных приготовлений, скрыть которые от достаточно компетентной российской разведки будет практически невозможно.
Ещё одна архисложная проблема – защита с огромным трудом выстроенных переправ. В век высокоточного оружия это можно сделать только при безусловном превосходстве в воздухе у атакующей стороны. Чего, смею надеяться, в ближайшие десятилетия не будет наблюдаться.
Нет особых надежд и на имеющиеся стационарные переправы – их настолько мало, а их захват и удержание в исправном состоянии до расширения захваченного плацдарма настолько сложен, что можно считать, что их нет совсем.
Правда, все это верно только для весенне-осеннего периода. После ледостава мы теоретически можем предполагать переправу по льду реки, что значительно расширяет оперативные возможности наступающей стороне. Но, объективно говоря, и эта переправа хорошо подходит только для пехотных частей без бронетехники, и только в очень морозную погоду. В другое время километровая гладь воды вряд ли промерзнет достаточно хорошо, чтобы гарантировано держать хотя бы бронированный автомобиль. Что же касается тяжелой бронетехники, то тут и вовсе можно предполагать, что значительная её часть при любой погоде будет утеряна, а на некоторых направлениях переправа окажется просто невозможной.
Но допустим, что конфликт начат в зимнее время и, благодаря ледоставу, атакующие части НОАК смогли сделать много плацдармов на российском берегу. Означает ли это, что дальше автоматически развернется успешное наступление, и китайская армия с триумфом вступит в крупнейшие города Сибири и Дальнего Востока? Давайте не будем спешить с выводами и рассмотрим ещё несколько интересных аспектов…
Разумеется, у России есть ещё такая слабозащищенная территория, как Приморский край. Точнее, назвать её слабозащищенной нельзя, но естественных природных укреплений на этом направлении меньше, и мы можем предположить довольно успешное наступление НОАК на юг Приморья, где сосредоточены крупнейшие города и порты этого региона – Владивосток, Находка, Уссурийск. Захват этих территорий, в силу некоторых географических особенностей, будет означать фактическую потерю Приморья, поскольку российскому командованию придется отвести уцелевшие войска к Хабаровску, чтобы хоть немного обезопасить их от риска окружения и разгрома на правом берегу Амура.
Однако, даже при самом плохом раскладе мы можем предположить, что Тихоокеанский флот, даже потеряв базы в Южном Приморье, не исчезнет как мощное боевое соединение. Его наверняка, пусть даже и какими-то потерями, удастся передислоцировать на Сахалин и Камчатку, откуда он сможет вести боевые операции на морских коммуникациях противника.
Туда же (а ещё к Хабаровску и Комсомольску) наверняка будут переброшены и авиационные соединения, базирующиеся сейчас в Приморье. Всё вместе это создаст достаточно боеспособную конфигурацию российских войск по периметру сил вторжения и, даже в случае полного успеха китайских войск на этом направлении, война для Китая только начнется.
И начнется не сказать, чтобы очень успешно…
Китай не может ограничиться только захватом Приморья. Да, это сулит некоторые геополитические выгоды, вроде выхода к Японскому морю и упрощения экспортной логистики для северных провинций Китая. Но при том, что Россия сохраняет возможность вести активные военные действия на море, воспользоваться приморскими портами Китай не сможет. А если допустить, что действия российского подводного флота и морской авиации захватят и традиционные морские коммуникации Китая – а мы обязаны это не просто допустить, но и предполагать с высокой степенью вероятности – Китай и вовсе окажется в условиях стремительной деградации своих морских коммуникаций, подрыва международной торговли и колоссальных долгосрочных убытков, несопоставимых ни с какими возможными выгодами от даже самой успешной эксплуатации природных богатств и транспортных преимуществ Приморья.
Итак, давайте сразу исключим возможность войны только за Приморье – для Пекина цель не оправдывает издержек, а выгоду их такого конфликта могут получить только третьи страны, с большим интересом поглядывающие на схватку двух евразийских гигантов.
Теперь вспомним о том, что не только Амуром ограничивается линия нашего возможного военного соприкосновения. Китай может с большим успехом действовать через Монголию, поскольку ни армия этой страны, ни численность её населения не предполагают длительного и сколько-нибудь успешного военного противостояния с Китаем.
Также возможна атака через Казахстан, с выходом, чисто теоретически, на европейскую часть России, как раз через упоминавшееся ранее «мягкое подбрюшье» России.
Проблема этого варианта не только в том, что намерения Китая будут обнаружены ещё до его атаки непосредственно на российскую территорию. Хотя и эта проблема для китайской армии будет огромна – в войне с технологически равным (если не превосходящим) противником внезапность стоит нескольких армий. Более того, скрыть подготовку к столь масштабной атаке, с учетом предполагаемой подготовки к форсированию Амура, будет ещё сложнее. Да что там – наверное, это будет просто невозможно.
А если что-то скрыть и удастся, то всё вскрывается в момент пересечения китайской армией монгольской и казахской границ…
Но, повторюсь, это не самая большая проблема данного варианта. Самая большая проблема в том, что покинув китайскую территорию, НОАК становится уязвима для ядерного удара со стороны России.
Да, даже при очень плохом раскладе, воюющим сторонам будет сложно принять решение о нанесении ядерного удара по собственной, коренной территории противника. Просто потому, что ответ в этом случае обязательно будет. Дальше будет «ответ на ответ», и очень скоро это соревнование в крутости закончится, скорее всего, взаимным ядерным уничтожением.
А вот удар по иностранным территориям, временно занимаемым силами противника, вряд ли станет спусковым крючком взаимного уничтожения – ответить постараются примерно тем же. А поскольку иностранных территорий российские части на тот момент, скорее всего, занимать не будут, и ответить на ядерный удар РФ по сосредоточению китайских войск в Монголии и Казахстане будет просто нечем.

Военные же последствия такого удара переоценить просто невозможно. Особенно, с учетом того, что Монголия не очень богата транспортными коммуникациями, и китайские части волей-неволей придется концентрировать всего на нескольких транспортных коридорах.
Итак, в случае тотального военного конфликта между РФ и Китаем мы можем предположить, что китайская армия понесет огромные потери ещё до начала прямого военного столкновения сторон на западном отрезке фронта. Повод у России будет – китайская атака на востоке и попытка форсировать Амур. Возможностей предостаточно. Слишком тяжелых последствий тоже не предвидится.
Разумеется, тут возможны различные нюансы. Например, российская армия, получив достоверные данные о подготовке Китая к вторжению, с первыми же залпами войны пересечет казахскую границу и займет территорию Северо-восточного, Северного и Западного Казахстана.
Такой вариант предполагает существенные стратегические выгоды для РФ. Но исключать ответного удара по занятым российской армией территориям будет уже нельзя. Можно ли будет как-то парировать этот удар? Насколько он может оказаться серьёзным? Будут ли вероятные выгоды перевешивать возможные потери? В принципе, с учетом возможного появления в войсках ЗРК С-500, который, как обещают разработчики, будет способен перехватывать даже баллистические ракеты средней дальности, у нас остается поле для сдержанного оптимизма. Но всё-таки будет лучше, если окончательный анализ этой гипотетической ситуации возьмут на себя не просто хорошие аналитики, а хорошо информированные хорошие аналитики – например, аналитики Генштаба российской армии.
Итак, у нас получается примерно следующее:
• Китаю вряд ли будет интересен захват только Приморья, ибо в этом случае выгоды окажутся слишком незначительны в сравнении с потерями.
• Полномасштабная война по всей возможной линии соприкосновения также вряд ли возможна – Россия не просто расценит её как угрозу своему существованию, но и получит определенные возможности для ультимативных военных действий, ведущих, скорее всего, к локальному военному поражению Китая.
А значит, остается только один вариант – форсирование Амура и захват всего Дальнего Востока РФ, включая и Забайкалье. То есть, мы вернулись примерно к тому, с чего и начали, но уже с четким пониманием фактической невозможности для КНР реализовать какой-то другой вариант на выгодных для себя условиях.
Продолжение следует…
Данная статья является отрывком из книги В. Кузовкова «НАСТОЛЬНАЯ КНИГА ПРЕЗИДЕНТОВ, или… Геополитика для «чайников»»

Маленькая русско-китайская война: Почему медлил СССР и как удалось победить китайцев



В 1969-м на горизонте советского благополучия замаячила большая война с Китайской Народной Республикой. Со дня образования — 1 октября 1949 года — китайское независимое государство пользовалось поддержкой советских властей, перспективные отношения стремительно развивались, но после смерти Иосифа Сталина всё изменилось. 2 марта 1969 года военные КНР тайно проникли на принадлежащий Стране Советов остров Даманский и открыли огонь. Аналитики предполагали самые мрачные исходы, вплоть до ядерного удара.

Русский с китайцем — братья навек?


Мао против Хрущева и народные реакции./Фото: static.life.ru

КНР и СССР схлестнулись за маленький островок Даманский, названный в честь русского инженера, погибшего в здешних водах коварной реки Уссури. Ни стратегической, ни хозяйственной ценности по большому счету, это место не представляло. Борьба за контроль над этой территорией скорей была делом принципа. Граница между странами закреплялась Пекинским трактатом от 1860 года, крайне выгодным для российской стороны. Потому как согласно договору хозяйственная деятельность на реке и острове разрешалась русским.
Но отдельные представители КНР считали этот документ грабительским, выступая за его справедливое изменение. Да и Парижская конференция 1919-го ввела новое положение, по которому предусматривалось прохождение речных госграниц по середине главных фарватеров. Но в первой половине XX века и Советский Союз, и Китай были заняты делами поважнее, оставляя вопрос о границе открытым. Отношения в приграничных районах оставались добрососедскими, как гласила пропагандируемая формула о братстве навек русского с китайцем.

Разлад отношений между странами


Толпа хунвэйбинов с цитатниками Мао Цзэдуна пытается ворваться на территорию СССР. Кадр из фильма «Что случилось на Уссури»./Фото: image2.thematicnews.com

Кардинально ситуация поменялась сразу же после смерти Сталина. Товарищ Мао, почитавший лидерство советского вождя в мировом коммунизме, посчитал переход этой роли к Хрущеву несправедливым. Да и не понравилось Мао Цзедуну намеченное «развенчание культа личности». И тут пришел черед обострения вопроса о границе, причем на двусторонних переговорах не находился обоюдный компромисс.
В 1960-х советско-китайская граница стала ареной множества инцидентов, связанных, как правило, с китайскими вылазками на спорные территории. Причем действия китайцев становились все более агрессивными и традиционные «уговоры» советских пограничников уже не помогали. В начале 1969 года погранвойска озабоченно докладывали в Кремль о подготовке Китая к крупной акции на границах. Среди потенциально опасных районов указывался и Даманский. Однако директива советского командования приказывала огонь не открывать и не поддаваться на провокации.

Последнее фото рядового Петрова и десятки убитых


То самое последнее фото Петрова./Фото: cdn1.img.ukraina.ru

Ночью на 2 марта 1969-го замаскированная группа из нескольких сотен хорошо вооруженных китайских военнослужащих пробралась на остров. После того, как одна из групп была замечена советскими пограничниками, начальник заставы Иван Стрельников потребовал китайцев объяснить их присутствие на российской территории. Ответом стали лишь автоматные очереди, унесшие за первые 15 минут боя 18 жизней его подопечных. Стало ясно, что Пекин тщательно подготовился к операции: осложненная метелью видимость, отсутствие резерва советского по причине военных учений, невозможность срочного подкрепления.
Так совпало, что в тот день на заставу прибыл военный корреспондент Петров для фотосъемки военных на комсомольские билеты. Начало этой бойни он успел запечатлеть за несколько секунд до гибели. На последнем снимке фотографа китайский командир подает условный знак о занятии позиций для открытия огня по советским бойцам. Петров успел спрятать фотокамеру под полушубок, где его и нашли вместе с бездыханным телом.

Старший лейтенант Виталий Бубенин, получивший ранения в бою во время провокации на советско-китайской границе на острове Даманском на реке Уссури 2 марта, проходит лечение в госпитале./Фото: klevo.net

Группа Стрельникова погибла в полном составе. Китайцы открыли шквальный огонь и по следующей пограничной группе, уничтожив большинство. Командование выжившими пограничниками взял на себя мл.сержант Бабанский, смело вступив в неравный бой. Количественное преимущество было полностью на стороне китайцев. Спустя 20 минут столкновений группа Бабанского насчитывала восемь человек, через 35 — пятеро. Подоспевшей на помощь группой из 23 пограничников командовал старший лейтенант Бубенин. Он и внес решающий вклад в кровавый бой 2 марта. Он зашел на БТРе в китайский тыл и расстрелял пехоту. Машину Бубенина подбили, после чего он провел вторую атаку на БТР погибшего Стрельникова.
После уничтожения китайского командного пункта бесстрашный командир начал эвакуацию раненых, но снова был выбит из боя. Своим яростным противостоянием советские пограничники сумели выиграть время. С вероятным приближением крупных сил китайцам оставалось искать пути отхода, и после полудня они покинули остров. В тот день погибли более 30 советских военных. Цифра потерь среди китайцев достоверно неизвестна.

Дальнейшие стычки и увиливание СССР от войны


Советские пограничники даманской заставы «Нижне-Михайловская

После этого столкновения директивой ЦК КПСС армейским подразделениям предписывалось в конфликт не вовлекаться, провокации надлежало отражать силами одних лишь пограничников. При этом в тылу была развернута мотострелковая дивизия с артиллерией и реактивные установки «Град». Они-то вскоре и сыграли решающую роль в исходе русско-китайского конфликта.
Саперы на случай китайской атаки минировали территории. СССР понимал: продолжение последует. Новые бои вспыхнули уже через 2 недели. При поддержке минометов и артиллерии китайцам удалось занять Даманский. Не имевшие тяжелого вооружения пограничники оказались в сложной ситуации. Предпринимая неэффективные контратаки, они героически противостояли превосходящему по всем показателям врагу. В телефонной беседе с начальником штаба погранвойск Матросовым Брежнев уточнял: это уже война или пока только пограничный конфликт? А пограничники продолжали отчаянное сопротивление.
И только поздним вечером, после дня непрекращающихся боев, командование дало добро на подключение ракетных установок «Град». Эффект был поразительным. Залповый шквал уничтожил китайские укрепления, огневые точки и технику. Число погибших китайцев неизвестно до сих пор, но данные радиоперехвата показывали на сотни. Китайцев в считанные часы выбили с Даманского, легко отразив и предпринятую контратаку. Советские подразделения получили приказ отходить к своему берегу, а пропитанный кровью островок опустел. Правительства СССР и КНР достигли примирительных договоренностей, а уже в 1991-м Даманский стал Чжэньбао, официально перейдя к китайцам.
А ведь в Китае есть русское меньшинство, потомки русских поселенцев, которые за годы невзгод всё равно остались собой.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Многие ли из вас осознают угрозу, которая нависла над нами, нашими детьми, над нашей страной? Верить в ее реальность или нет — дело каждого. Можно и дальше продолжать упиваться сказочными обещаниями властей. Только вот факты вещь упрямая. Сейчас вопрос о существовании нашей страны как самостоятельного и независимого государства стоит ребром. Очень многое скрыто от глаз среднестатистического обывателя. Только единицы из многотысячной страны кое-как, но анализируют происходящее, пытаются разобраться и понимают, что сейчас ситуация даже в разы серьезнее, чем она была в 1941 году перед началом войны. Тогда наша страна пережила сильнейший шок, ведь мы были уверены, что защищены бумажными договорами о ненападении. Мы побратались с самым главным врагом, а он на нас вероломно напал. Сейчас наш враг в разы сильнее, опаснее и … согласитесь, вы даже не знаете, кто наш главный враг и кто для нас главная угроза. По мнению многих экспертов и политологов это Китай. Дальше перечислены сухие факты и мнения экспертов, взятые из открытых источников, которые заставляют задуматься. Судите сами.

1. Китай перенаселен, ему жизненно необходимо расширить границы.По оценкам экспертов колоссальная перенаселенность этой страны в совокупности с ее стремительным экономическим ростом создают сложнейший комплекс проблем. Китай объективно нежизнеспособен в своих нынешних границах. Он должен стать гораздо больше, если не хочет стать гораздо меньше. Он не может обойтись без внешней экспансии для захвата ресурсов и территорий, такова реальность. На нее можно закрывать глаза, но она от этого никуда не денется.

2. Китай ускоренными темпами строит магистрали к границе с Россией. В уезде Цзяинь провинции Хэйлунцзян интенсивно идет прокладка двух автотрасс – 114-километрового участка Хэйхэ – Цзяинь и 103-километровой автодороги Суйбинь – Цзяинь. Также у границ с РФ начато строительство ряда автодорог второго класса. Александр Аладдин уверен – это подготовка к войне. «В направление к границам России Китай уже ведет строительство широкополосных дорог на бетонной основе, чтобы они выдерживали нагрузку при переброске тяжелой техники и вооружения, – заявил Аладдин. Китай сможет беспрепятственно перебрасывать войска и технику вдоль всей границы с Россией и вести наступательные операции по стратегически важным направлениям».

https://newsland.com/user/4296…

3. Китай провел небывалых масштабов военную реформу. Реформу, направленную прежде всего на войну наступательного характера! Цель реформы можно сформулировать кратко — в кротчайшие сроки Китай должен быть готов к войне за пределами собственных границ. Все штабы сухопутных сил переместились к границам наиболее вероятных противников Китая, обуславливая тем самым наступательный характер позиций, а сами же центры новых военных зон будут находиться за пределами границ предполагаемых фронтов, что обезопасит их от вражеских ударов. Основные акценты расставлены на северном направлении! А если мы вспомним необычный камуфляжный северный раскрас китайской бронетехники и ее название «Сибирь», то вопросы отпадут сами собой.

3. Границу с Китаем никто не охраняет. Россия по договору с Китаем обязана убрать все военные объекты на 100 км вглубь от границы…По словам представителей СМИ Китая, они побывали на проходящей вдоль фарватера реки Амур границе с Россией. Сделав несколько кадров с максимальным оптическим приближением, журналисты испытали шок. Границу никто не охраняет, кроме чучела!

4. Китайцев обучают воевать в суровых условиях снегов и морозов. Бойцы НОАК (народно-освободительной армии Китая) отрабатывают задачи по патрулированию местности в условиях отрицательных температур.Теоретически, под ружьё КНР может поставить 400 млн человек (в мирное время численность НОАК — 2,25 млн чел.). Что остановит такую армаду, если ей будет дан приказ?Уж точно не сибирские морозы…

5. Наша страна не способна дать отпор агрессивному южному соседу. Только в Шэньянском и Пекинском военных округах, непосредственно граничащих с Россией на Дальнем Востоке и в Забайкалье, сосредоточено 22 дивизии (4 танковые, 6 механизированных, 6 мотопехотных, 3 воздушно-десантные, 3 артиллерийские) и 38 бригад (6 танковых, 12 мотопехотных, 1 пехотная, 7 артиллерийских, 1 противотанковая, 11 ПВО). В резерве – 7 пехотных дивизий и 3 дивизии ПВО. Это только два из семи военных округов Китая, но они уже сильнее всех Сухопутных войск РФ, разбросанных от Калининграда до Камчатки. А есть еще Ланьчжоуский ВО, ориентированный на Центральную Азию и Западную Сибирь, и Цзиннаньский ВО, резервно-экспериментальный, они в сумме дают еще почти столько же соединений. Не забудем также и о трех южных военных округах. И – заодно – о гигантском военнообученном резерве (около 40 млн. человек). Только танков у Китая не менее 8 тыс. По количеству техники превосходство потенциального противника – в разы. А в численности личного состава – на порядки. Для переброски же подкреплений с запада у нас есть одна-единственная коммуникация – Транссиб. Его полная длина – 9288 км. И перевозка по нему всего одной бригады в идеальных условиях займет 2,5 месяца! А в условиях реальной войны с Поднебесной переброска окажется невозможной. Ведь уже начиная с Амурской области Транссиб проходит непосредственно вдоль российско-китайской границы, соответственно, о его функционировании на этом участке в случае вооруженного противоборства между РФ и КНР не может быть и речи.

6. Власти в курсе угрозы? Майор в отставке Суханов А., проанализировав обстановку, осознав угрозу от нашего желтого врага, в первую очередь для Сибири и Хабаровского края, направил президенту запрос о том, защищены ли наши границы с потенциальным врагом. На что получил ответ, что меры по усилению границ предпринимаются. Из чего Суханов сделал вывод, что власть в курсе грядущей опасности. Но по-прежнему население держится в абсолютном тумане иллюзий о том, какие «перспективные» выстроились отношения у нас с китайскими товарищами.

Наше с вами спасение лишь в одном — использовать нетрадиционные методы отражения опасности. Так поступили японцы во время второй мировой войны. 18 декабря 1944 года. 3-й флот США двигался к Филиппинским островам — готовился массированный десант, который должен был забить последний гвоздь в крышку гроба японских вооружённых сил. У японцев не было военных сил противостоять армаде. И тогда кабинет министров призвал весь японский народ молиться богине Солнца Аматэрасу. В океане поднялась буря, разметавшая американские военные корабли. Богиня Солнца не помогла японцам в войне, а сделала так, чтобы бойни не случилось. Нам обязательно нужно вспомнить о том, о чем знали наши предки — о силе Солнца. И оно обязательно услышит и поможет. А чтобы импульс просьбы был сильнее, и Солнце его услышало, — нужно взывать к нему одновременно всем народом. Но вот только сможем ли мы преодолеть предрассудки? Мы не понимаем силы этого источника жизни, не в пример японцам. И если же люди и дальше будут молчать, забудут, махнут рукой и решат, что ничего не поделать, то Солнце не откликнется, и помощь не придет. Molitva-za-mir.ru +

Китайские эксперты: В случае войны с Западом Россия продержится 3 часа?

Один из крупнейших китайских информационных сайтов — China.com опубликовал статью о возможном военном конфликте между Россией и Западом. Публикация вышла под заголовком «Нас запугивают! Если начнется война, будет ли Россия разгромлена за три часа?».

Ряд китайских аналитиков считает, что в случае начала войны Россия потерпит поражение за три часа. Насколько реальны эти опасения? На одном только европейском направлении находится 600 ядерных ракет и 80 бомбардировщиков, нацеленных на Россию и готовых в любую минуту к запуску. Объявив о вступлении в войну, страна тут же подпишет себе смертный приговор, переводит публикацию ресурс ИноСМИ.

China.com приводит следующие рассуждения. Осложнение ситуации на Ближнем Востоке обострило противоречия между Россией и США в данном регионе. Напряженная конфронтация между двумя странами наблюдается и на других направлениях. Однако армии обоих государств имеют как сильные, так и слабые стороны, из-за чего ни одна из них не может одержать верх над другой. Страны лишь перебрасываются гневными словами, пытаясь угрозами подчинить себе оппонента. Одна сторона говорит, что может уничтожить территорию противника десять раз, а другая отвечает, что нанесет поражение всего за три часа и даже без применения ядерных боеголовок.

«Если оставить в стороне общественное мнение и стол переговоров, то противостояние двух государств заключается в следующем: США принимают меры, направленные на полную изоляцию России. Особенно отчетливо это проявляется на участке от Западной Европы до Ближнего Востока, а также на большей части арктического региона. Все старания России, в свою очередь, направлены на прорыв американской блокады и снятие ограничений. Она делает все возможное для укрепления авторитета в автономных военных районах и расширения зоны обороны, а вместе с тем пробивает себе путь на Северный полюс, Ближний Восток и юг Дальневосточного региона, чтобы обеспечить себе защиту в случае активных наступательных действий со стороны Европы», — говорится в публикации.

Отмечается, что меры США по блокаде России включают в себя постепенное сокращение ее пространства для стратегических маневров путем строительства большого количества военных баз, использования в качестве тыловой поддержки огромного ядерного арсенала, а также многочисленные воздушные силы, готовые в любой момент оказать помощь передовой. В настоящее время США опираются на силы стран НАТО и своих союзников в Европе, на Ближнем и Дальнем Востоке. Они постепенно проникают и закрепляются на Северном полюсе, уверенно действуют на европейском направлении, которое стало ключевым пунктом антироссийской блокады.

На европейском направлении США расположили свои регулярные части, противоракетное оружие средней дальности и средства нанесения авиаудара, а 600 ядерных боеголовок находятся в ведении или совместном пользовании американскими союзниками, среди них также немало ядерных авиабомб, указывают китайские эксперты. Отсюда можно прийти к выводу, что в данном регионе действует немало подразделений американских ВВС, что говорит о вероятном присутствии стратегических бомбардировщиков. Соединения американских надводных кораблей, в том числе авианосные группы и атомные подлодки стратегического назначения, также окружают европейский регион.

«Россия все еще ведет восстановительные работы в ракетных, подводных и воздушно-космических войсках и разрабатывает мало нового вооружения, — пишет China.com. — Это особенно видно на примере отрядов стратегических бомбардировщиков, где все еще можно найти старые Ту-160, Ту-95 и их усовершенствованные модели, явно отстающие от современных. О появлении стелс-бомбардировщиков не слышно ничего нового. Если Россия не хочет быть уничтожена в течение трех часов, ей необходимо сосредоточить усилия по трем направлениям, куда входят: системы противоракетной обороны, способность нанесения ответного ядерного удара и развитие новых моделей стратегических бомбардировщиков».

В этой связи российские наблюдатели обращают внимание на то, что публикация вышла на фоне вспышки нового типа коронавируса в Китае. Вероятнее всего, таким образом китайские власти пытаются отвлечь население от эпидемии. Статистика по вирусу на сегодня: 103 излечившихся, 132 летальных исхода, всего случаев заражения 5974(+1459 за сутки). Всего в больницах на проверке находятся 59,9 тыс. человек.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *