Статья 310. Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства

1. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

2. Одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства допускается в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

В случае, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.

3. Предусмотренное настоящим Кодексом, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

(Статья в редакции, введенной в действие с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ.

Комментарий к статье 310 ГК РФ

1. По своей правовой природе односторонний отказ от исполнения обязательства (одностороннее изменение его условий) представляет собой односторонне обязывающую сделку, т.е. такой односторонний акт субъекта, в силу которого оказывается воздействие на правовую сферу другого лица.

Само существо частноправовых отношений требует, чтобы правовой эффект подобных действий признавался законодателем лишь в ограниченном числе случаев. В соответствии с этим комментируемая статья в качестве общего правила закрепляет недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства (одностороннего изменения его условий).

2. Как исключение из указанного выше правила комментируемая статья признает возможность одностороннего отказа (одностороннего изменения) в случаях, прямо предусмотренных в законе.

В большинстве случаев право на односторонний отказ выступает в качестве способа защиты прав и интересов должника (см. ст. ст. 12, 14 ГК и коммент. к ним) при нарушении встречного обязательства со стороны его контрагента.

Однако возможность одностороннего отказа может быть и не связана с нарушениями другой стороны. Она может являться дополнительной гарантией, предоставляемой законом более слабой стороне договора, в частности потребителю (см., например, п. 3 ст. 627, абз. 2 п. 2 ст. 837 ГК), либо предопределяться самим существом складывающихся отношений — неопределенно длительным сроком их действия (см., например, п. 3 ст. 592, п. 2 ст. 610, п. 1 ст. 699 ГК) или фидуциарным характером отношений сторон (см., например, п. 2 ст. 977, ст. 1051 ГК).

Допустимые случаи одностороннего отказа от исполнения обязательства (одностороннего изменения его условий) могут устанавливаться не только ГК, но и другими законами. При этом специальный законодательный акт не может просто перевести решение вопроса о допустимости одностороннего отказа (одностороннего изменения) на подзаконный уровень либо в плоскость договорных отношений. Основания такого отказа (изменения) должны быть предусмотрены на законодательном уровне (см. Постановление КС от 23 февраля 1999 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко» (СЗ РФ. 1999. N 10. Ст. 1254)).

3. Применительно к ситуации, когда обе стороны обязательства являются предпринимателями и для них данное обязательство связано с предпринимательской деятельностью, комментируемая статья предусматривает более мягкое регулирование. Оно состоит в возможности одностороннего отказа от исполнения такого обязательства (одностороннего изменения его условий), помимо прямых законодательных дозволений, также и в случаях, предусмотренных договором. Однако эта свобода не является безграничной. Установление договором дополнительных оснований одностороннего отказа (одностороннего изменения) не допускается, если это противоречит закону или существу обязательства. Так, согласно конституционно-правовому толкованию «обязанность заключения публичного договора. при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства. поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения» (см. Определение КС от 6 июня 2002 г. N 115-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 ГК РФ» (Вестник КС. 2003. N 1)). По смыслу ст. 859 ГК стороны не вправе предусматривать в договоре дополнительные по сравнению с п. 1.1 ст. 859 ГК основания одностороннего отказа банка от договора.

4. Правила комментируемой статьи распространяются на все обязательства независимо от оснований их возникновения.

Исходя из этого и должна решаться коллизия между комментируемой статьей и положениями п. 3 ст. 450 ГК (см. коммент. к ней). Несмотря на отсутствие в последних ограничений (относительно возможности установления права на односторонний отказ договором), аналогичных предписаниям комментируемой статьи, эти ограничения в качестве общего правила должны учитываться и при применении п. 3 ст. 450 ГК.

5. Поскольку односторонний отказ от исполнения обязательства (одностороннее изменение его условий) является односторонней сделкой, правовой эффект такого отказа (изменения) наступает в момент восприятия соответствующего волеизъявления другой стороной. Как следствие, моментом прекращения (изменения) обязательства следует считать тот момент, когда другая сторона узнала (должна была узнать) об одностороннем отказе (изменении). Несмотря на то что указанные выводы отражены в законодательстве и сформулированы судебно-арбитражной практикой лишь относительно частных случаев рассматриваемого института (см. п. 4 ст. 523 ГК; п. 13 Постановления ВАС N 5), за ними следует признать значение общих правил.

В отдельных случаях закон требует от инициатора одностороннего отказа (одностороннего изменения) заблаговременного уведомления о своем намерении другой стороны (см., например, п. 2 ст. 592, абз. 2 п. 2 ст. 610, п. 3 ст. 627, ст. 699, п. 2 ст. 838 и др. ГК). В подобной ситуации моментом прекращения (изменения) обязательства, в отличие от общего правила, будет момент истечения соответствующего срока уведомления.

6. Признание одностороннего отказа (одностороннего изменения) сделкой означает необходимость соблюдения всех условий ее действительности. Соответственно, их отсутствие влечет признание произведенного отказа (изменения) недействительным и не порождающим правовых последствий.

7. Комментируемая статья не содержит общих правил относительно формы одностороннего отказа от обязательства (одностороннего изменения его условий). Как следствие, такое волеизъявление может быть совершено в любой форме, в том числе устно (см. п. 1 ст. 159 ГК и коммент. к ней).

Относительно частных случаев одностороннего отказа (одностороннего изменения) закон может устанавливать специальные требования к его форме (см., например, п. 2 ст. 592, п. 1.1 ст. 859 ГК).

8. Односторонний отказ от исполнения обязательства (одностороннее изменение его условий) следует отличать от расторжения (изменения) договора по требованию одной из сторон (см. ст. 450 ГК и коммент. к ней). В последнем случае требуется соблюдение процедуры, указанной в ст. 452 ГК, а основанием прекращения (изменения) обязательства будет выступать вступившее в силу решение суда.

Другой комментарий к статье 310 ГК РФ

1. Статья 310 распространяет принцип нерасторжимости и неизменности, обычно связываемый с договором, также и на все иные обязательства.

2. Комментируемая статья, допуская как исключение возможность устанавливать в договоре основания для односторонних отказа от исполнения и изменения условий обязательства, имеет в виду случаи, при которых оба контрагента являются предпринимателями и для них обоих данное обязательство связано с осуществляемой ими предпринимательской деятельностью.

3. ГК и некоторые другие законы предоставляют стороне право одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения обязательства главным образом в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением другой стороной встречных обязательств. Общее правило на этот счет содержится в п. 2 ст. 450 (см. коммент. к ней), а специальные — в главах ГК, посвященных отдельным видам договоров. В частности, применительно к договору купли-продажи допускается односторонний отказ покупателя при отказе продавца передать проданный товар (п. 1 ст. 463 ГК), при нарушении продавцом условия об ассортименте (п. 2 ст. 468 ГК), при передаче им товара ненадлежащего качества (п. 2 ст. 475 ГК) или некомплектного (п. 2 ст. 480 ГК). В свою очередь, односторонний отказ (одностороннее изменение обязательства) продавцом может последовать при отказе покупателя принять товар (п. 3 ст. 484 ГК) либо оплатить его (п. 4 ст. 486 ГК). Аналогичные права — на односторонний отказ от исполнения и одностороннее изменение обязательства предусмотрены применительно к договорам дарения (ст. 577 ГК), подряда (ст. 715 и 716 ГК) и др.

Статья 83 УЖТ предусматривает порядок возврата пассажиром неиспользованного билета.

4. Пределы запрета изменений условий обязательств в комментируемой статье не установлены. Это позволило Президиуму ВАС РФ в конкретном деле признать недопустимым перемещение без согласия страховщика застрахованного имущества из здания офиса страхователя в помещение, занимаемое медицинским училищем. Было обращено внимание при этом на то, что «размещение объектов страхования в данном случае служило существенным условием договора страхования» (Вестник ВАС РФ, 1998, N 2, с. 26).

5. В случаях, когда законом или договором допускается односторонний отказ от исполнения договора или одностороннее изменение его условий, это автоматически влечет соответственно прекращение или изменение договора (см. п. 3 ст. 450 и коммент. к нему). Вместе с тем вторая сторона не лишена права оспаривать правомерность применения к ней такого последствия.

6. Президиум ВАС РФ признал, что действия энергоснабжающей организации, меняющей условия договора о количестве, должны рассматриваться как направленные на изменение обязательства в одностороннем порядке (Вестник ВАС РФ, 1999, N 11, с. 44, 45). В подобных случаях следует руководствоваться п. 5 ст. 486 и п. 1 ст. 546 ГК.

Комментарии к ст. 310 ГК РФ

1. Комментируемая норма распространяет принцип нерасторжимости и неизменности, обычно связываемый с договором, на все иные обязательства.

2. Комментируемая статья, допуская, как исключение, возможность устанавливать в договоре основания для односторонних отказа и изменения обязательства, имеет в виду случаи, при которых оба контрагента являются предпринимателями и для них обоих данное обязательство связано с осуществляемой ими предпринимательской деятельностью.

3. ГК и другие законы предоставляют стороне право одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения обязательства главным образом в связи с невыполнением или ненадлежащим исполнением другой стороной встречных обязательств. Общее правило на этот счет содержится в п. 2 ст. 450 ГК (см. коммент.), а специальные — в главах ГК, посвященных отдельным видам договоров. В частности, применительно к купле-продаже допускается односторонний отказ покупателя при отказе продавца передать проданный товар (п. 1 ст. 463 ГК), при передаче им товара ненадлежащего качества (п. 2 ст. 475 ГК), некомплектного (п. 2 ст. 480 ГК), с нарушением ассортимента (п. 2 ст. 468 ГК). В свою очередь, односторонний отказ (одностороннее изменение обязательства) продавцом может последовать при отказе покупателя принять товар (п. 3 ст. 484 ГК) либо оплатить его (п. 4 ст. 486 ГК). Аналогичные права предусмотрены для дарения (ст. 577 ГК), подряда (ст. ст. 715 и 716 ГК) и др.

Односторонний отказ от исполнения обязательств



Гражданским кодексом Российской Федерации по общему правилу установлена недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства, что закреплено в ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Так, согласно указанной норме: «односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами».

Таким образом, можно считать, что односторонний отказ включается в себя два таких понятия, как: односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий обязательства. Необходимо отметить, что изменение или расторжение договора по требованию одной из сторон по общему правилу не допускается и противоречит основополагающему принципу «недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства».

В основе принципа недопустимости одностороннего отказа от обязательств лежит фундаментальный принцип международного права «pacta sunt servanda» (договор должен исполняться). В том случае, если данный принцип нарушается одной из сторон, это ведет к возникновению гражданско-правовой ответственности. Однако, как мы уже указали ранее, законом предусмотрены исключения из данного правила, так, самым распространенным основанием для предоставления права на односторонний отказ от исполнения обязательства одной из сторон договора является его нарушение другой стороной.

Также отметим, что законодатель допустил возможность одностороннего отказа от исполнения гражданского обязательства для всех субъектов гражданского права только в случаях, прямо предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации, законом или иным правовым актом.

Наиболее ярким примером отказа от обязательства является ст. 610 ГК РФ, устанавливающая для каждой стороны договора аренда право в любое время отказаться от договора аренды, заключенного на неопределенный срок, предупредив об этом за один месяц вторую сторону, а при аренде недвижимого имущества — за три месяца.

Также норма о возможности одностороннего отказа от исполнения гражданского обязательства находит свое отражении и в федеральных законах, например, ч. 1 ст. 9 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 30.12.2004 N 214-ФЗ, которой установлен перечень оснований для одностороннего отказа или изменения договора участия в долевом строительстве.

Обратим особое внимание на возможность одностороннего отказа от исполнения обязательства субъектов предпринимательской деятельности, для которых односторонний отказ от исполнения обязательств, также предусмотренных лишь в случаях, установленных в законе. Однако законодатель установил для них возможность закрепить перечень оснований для одностороннего отказа от исполнения обязательства в договоре .

В свою очередь среди ученых до сих пор идут споры относительно вопроса установления права на односторонний отказ от обязательств в соглашении между сторонами, ведущими предпринимательскую деятельность. Если мы обратимся к ст. 310 ГК РФ, то увидим, что это правило действует в том случае, если сторонами обязательства являются субъекты предпринимательской деятельности, также такое право предоставлено стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность, в обязательстве со стороной, осуществляющей предпринимательскую деятельность, например, в соответствии со ст. 502 ГК РФ и ст. 25 Закон РФ от 07.02.1992 N 2300–1 «О защите прав потребителей», где законодателем закреплена возможность потребителю отказаться от договора розничной купли-продажи в одностороннем порядке в случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, можем прийти к выводу, что право одностороннего отказа принадлежит наименее защищенной стороне, а именно стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность.

Исходя из изложенного, сторонам необходимо предусмотреть основания и случаи, когда одна из сторон обязательства, не осуществляющая предпринимательскую деятельность, может отказаться от исполнения обязательства. В данном случае Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» дано следующее разъяснение: «Цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора. Следовательно, подразумеваемый в ней запрет не может распространяться на случаи, когда в договоре, лишь одна из сторон которого выступает в качестве предпринимателя, право на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора предоставлено стороне, не являющейся предпринимателем».

Также рассмотрим еще один важный аспект, связанный с односторонним отказом от исполнения обязательств — включение в договор условия об уплате определенной денежной суммы стороной, которая отказалась от исполнения возложенных на нее обязательств. Ранее законодательство России не содержало в себе нормы, предусматривающей такую возможность в связи с чем среди ученых существовала серьезная дискуссия о правомерности такого условия, а также о квалификации платежа в качестве неустойки до признания установленной договором суммы в качестве отступного, нетипичных убытков или правового средства особой природы, не запрещенного законом .

В последствии законодателем была закреплена возможность установления сторонами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, платы за отказ от исполнения обязательств. Ввиду этого право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

Интересен вопрос о возможности установить в договоре оказания услуг условия о взыскании неустойки (платы) за односторонний отказ от исполнения договора в случае, когда стороны заключили договор, связанный с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

На практике в настоящее время все еще существуют две позиции. Согласно первой подобное условие ничтожно, поскольку оно ограничивает право, императивно установленное ст. 782 ГК РФ: заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Сторонники такой позиции считают, что право на отказ от исполнения договора не может ограничиваться соглашением сторон, в том числе через установление неустойки за односторонний отказ от исполнения обязательств. Если право на односторонний отказ от исполнения обязательства установлено императивной нормой (ст. 782 ГК РФ), то включение в договор условия о выплате денежной суммы в случае осуществления стороной этого права не допускается. В данном случае это условия договора будет считаться ничтожным, поскольку оно противоречит существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства (п. 2 ст. 168 и ст. 180 ГК РФ). Как указано в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 04.04.2017 № Ф06–19060/2017 по делу № А55–10106/2016 и Определении Верховного Суда РФ от 11.03.2015 по делу № 305-ЭС15–249, А40–186044/13 : «суды признают данные условия ничтожными, ссылаясь на п. 1 ст. 422 ГК РФ о том, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения» .

В основе второй позиции лежит мнение, что стороны в обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, вправе согласовать условие о взимании платы за односторонний отказ от исполнения договора. Суды, которые придерживаются данной позиции, исходят из принципа свободы договора, когда стороны вправе согласовать любые не противоречащие закону условия договора; а односторонний отказ от договора может быть обусловлен выплатой определенной соглашением сторон денежной суммы другой стороне обязательства . Данная позиция наиболее часто встречается в тех случаях, когда отказ от исполнения обязательства связан с несением убытков, которые трудно восполнить, например, в сфере организации выставок. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах», положения ст. 782 ГК РФ не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора, как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

С учетом изложенного вторая позиция кажется более обоснованной. Законодатель, закрепляя принцип незыблемости договорных обязательств, устанавливает исключение из правила, разрешая тем самым стороне отказаться от заключенного соглашения в одностороннем порядке без наступления неблагоприятных последствий (п. 1 ст. 450 ГК РФ). Одновременно нормы ст. 310 ГК РФ о предоставлении права одностороннего отказа от исполнения обязательств являются отсылочными к общим положениям о договоре, порядке его изменения и расторжения.

На наш взгляд, закрепление возможности в одностороннем порядке изменить условия обязательства или отказаться от его исполнения для субъектов предпринимательской деятельности следует признать обоснованным. Денежная выплата за отказ от договора представляет собой особый вид имущественного предоставления, не связанного с определением каких-либо неблагоприятных последствий в имущественной сфере другой стороны, что соответствует интересам субъектов предпринимательской деятельности.

Вместе с тем установление подобной платы при отказе от договора, обусловленного неправомерным поведением одной из сторон, не будет отвечать основным принципам гражданского права, в частности, ст. 10 ГК РФ. Для минимизации рисков, связанных с злоупотреблением правом при формулировании указанного договорного условия, следует исходить не только из принципа свободы договора и частного усмотрения сторон, но и учитывать основополагающие принципы гражданского права, добросовестность, разумность, не злоупотребление правом .

Однако следует подчеркнуть, что даже если сам закон предусматривает возможность одностороннего отказа от исполнения, как, например, в договоре возмездного оказания услуг (ст. 782 ГК РФ), то такой отказ недопустим, в случае если договор является публичным . Такую позицию подтвердил Конституционный суд Российской Федерации в Определении от 06.06.2002 № 115-О, указав: «Обязательность заключения публичного договора, каковым является договор о предоставлении платных медицинских услуг, при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения. Иное, т. е. признание права медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств, при том что у него имеется возможность оказать соответствующие услуги, не только приводило бы к неправомерному ограничению конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь, но и означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего договор об оказании медицинских услуг, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения требования справедливости, и, следовательно, нарушало бы предписания статей 34, 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации» .

Подводя итоги, определим, что односторонний отказ применяется в нескольких случаях: санкция за нарушение договора, характер правоотношения, защита слабой стороны. Односторонний отказ от исполнения обязательства, являясь сделкой, является также исключением из принципа недопустимости одностороннего отказа, в отличие от существенного изменения условий обстоятельств. Институт существенного изменения обстоятельств наоборот устанавливает необходимость согласования сторонами расторжения или изменения условий обязательства, что обеспечивает соблюдение принципа недопустимости одностороннего отказа. Таким образом, если договор будет расторгнуть или же изменен — это произойдет не в одностороннем порядке, а по соглашению сторон. И лишь при недостижении такого соглашения заинтересованная сторона вправе требовать в суде изменения или расторжения договора. При этом право расторгнуть или изменить договор принадлежит только суду.

Литература:

  1. Гонгало Б. М. Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Б. М. Гонгало. М.: Статут, 2016. — Т. 2. — 541 с.
  2. Витрянский В. Судебное толкование некоторых новелл об исполнении обязательств и ответственности за их нарушение // Хозяйство и право. 2017. — № 3 (Приложение). — С. 21–23.
  3. Краснова С. А. Платеж в связи с односторонним отказом от исполнения договора: правовая природа, соотношение со смежными правовыми категориями // Закон. 2016. — № 7. — С. 117–126.
  4. Определение Конституционного Суда РФ от 06.06.2002 N 115-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. — 2003. — № 1.
  5. Определение Верховного Суда РФ от 11.03.2015 по делу N 305-ЭС15–249, А40–186044/13 // СПС «КонсультантПлюс».
  6. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.11.2015 N Ф05–11570/2015 по делу № А40–175444/14 // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 04.04.2017 N Ф06–19060/2017 по № А55–10106/2016 // СПС «КонсультантПлюс».

1. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

2. Одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства допускается в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

В случае, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.

3. Предусмотренное настоящим Кодексом, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

1. Одним из важнейших принципов исполнения обязательств является принцип недопустимости отказа от исполнения обязательства. Этот принцип имеет и международный характер, он состоит в соблюдении сторонами и международных обязательств, выраженных в том числе в международных договорах.

В Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. признавались недопустимыми односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий договора, за исключением случаев, предусмотренных законом. В комментируемой статье возможность одностороннего отказа или изменения условий обязательства зависит от характера обязательства — связи с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности. В том случае, если хотя бы для одной из сторон обязательство не связано с предпринимательской деятельностью, например в публичных договорах, односторонний отказ или одностороннее изменение обязательства возможны лишь в силу указания закона.

Односторонний отказ от исполнения договора влечет, в свою очередь, расторжение или изменение договора.

2. Положения комментируемой статьи рассматривались Конституционным Судом РФ, однако их конституционность и отсутствие оснований для оспаривания не вызвали у Конституционного Суда РФ сомнений. Так, решением суда общей юрисдикции от 20 августа 2004 г., оставленным в силе определением кассационной инстанции, гражданину А.С. Морозову отказано в удовлетворении исковых требований к ОАО «АКБ «Сберегательный банк Российской Федерации» о взыскании процентов по банковскому целевому вкладу на детей в размере 114402 рублей исходя из ставки 190% годовых, действовавшей на момент заключения договора в 1994 г. Суд не принял во внимание довод истца о том, что в течение срока действия договора банк незаконно снижал размер процентной ставки. Установив факт ознакомления матери заявителя — Т.К. Морозовой с условиями договора при оформлении вклада, суд сослался, в частности, на ст. 395 действовавшего на момент заключения договора ГК РСФСР, п. 1.6 Инструкции Сберегательного банка РФ от 30 июня 1992 г. «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения» и п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (вступивших в силу на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г.).

В своей жалобе со ссылкой на Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности положения ч. 2 ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» заявитель указал, что утратившие силу ст. 395 ГК РСФСР и п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, как позволявшие банку в одностороннем порядке снижать процентные ставки по срочным вкладам граждан на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность, нарушили его права, закрепленные в ст. ст. 19, 34 и ч. ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ.

Как отметил Конституционный Суд РФ, положение о том, что не допускается одностороннее изменение условий обязательства, за исключением случаев, предусмотренных законодательством, фактически воспроизведенное в ст. 310 ГК РФ, само по себе направлено на обеспечение прав и законных интересов всех сторон обязательства и в качестве такового не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 20 октября 2005 г. N 397-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Морозова Андрея Сергеевича на нарушение его конституционных прав статьей 395 Гражданского кодекса РСФСР и пунктом 2 статьи 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик».

Аналогичные доводы были приведены в Определении Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1306-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Глушкова Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 310, пункта 2 статьи 610 и пункта 2 статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации» .

———————————
СПС «КонсультантПлюс».

3. В том случае, если должником не исполняется обязательство при недопустимости одностороннего отказа от его исполнения, последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства является обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (ст. 393 ГК) .

———————————
См., в частности: Определение ВАС РФ от 4 декабря 2009 г. N ВАС-16180/09 по делу N А47-8935/2008.

4. Односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение условий представляют собой одностороннюю сделку, направленную на прекращение или изменение гражданских правоотношений. Процессуальный аспект одностороннего отказа или одностороннего изменения условий обязательства состоит в том, что такой отказ или изменение не требуют судебного порядка. Для другой стороны такие действия являются обязательными. Основания для отказа от исполнения обязательства или изменения, порядок сообщения об этом другой стороне, последствия (сроки их наступления) должны предусматриваться в законе или договоре.

5. Законодательством предусмотрено немало оснований для одностороннего отказа или одностороннего изменения условий обязательства. Так, весьма актуальны вопросы изменения ставок банками по договорам банковского вклада, кредитным договорам, особенно в тех случаях, когда стороной выступает гражданин, не занимающийся предпринимательской деятельностью. Так, в соответствии со ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

По договору банковского вклада (депозита), внесенного гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, уменьшен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *