В рабстве у мужененавистниц (часть 1)

В рабстве у мужененавистниц (часть 1)

Подчинение и унижение

Все началось с того, что я на улице опрометчиво оскорбил, случайно толкнувшую меня женщину лет 35. В ответ она резко повернулась и, подойдя в плотную ко мне, сказала:

— Что? Ты что хамишь, ублюдок?

От такого поворота событий я словно остолбенел. А она продолжала.

— Тебе придется отработать за нанесенное мне оскорбление. Ты станешь моим рабом.

— Да вы что, с ума спятили, — усмехнувшись, ответил я.

— Нет, не спятила, либо ты станешь моим рабом и ответишь за оскорбление, либо тебя просто-напросто найдут и пристрелят, как бешеную собаку. Так что давай, выбирай по быстрому.

— Ну ладно вам, простите меня, — попытался я уладить ситуацию.

— Одними извинениями не отделаешься, давай выбирай, — дав понять мне, что у меня только два варианта.

— Ладно, я согласен стать вашим рабом, на время, — промямлил я.

— На время или нет, будет видно. И раз ты согласен, то придешь через недельку, в следующий понедельник, ко мне домой вот по этому адресу. Понял? — она написала на листке бумаги свой адрес и протянула его мне.

— Да, понял.

— А чтобы ты не передумал, дайка мне какой-нибудь документик, чтобы моим друзьям, в случае чего, легче было тебя отыскать.

У меня в кармане оказался паспорт, и я отдал его женщине.

— Отлично, он пока побудет у меня. И кстати, когда пойдешь ко мне, захвати все свои документы, какие у тебя есть. Я жду тебя к часам десяти утра. И чтоб не опаздывал.

На этом мы расстались.

Всю неделю я провел в раздумьях о случившемся. Я ругал себя за свою опрометчивую грубость. Никак не мог понять, почему я так легко расстался со своим паспортом, словно сдуру, мог бы сказать, что у меня нет с собой документов, хотя как знать, что могло бы быть после этого, может, ни чего бы это и не изменило. В правоохранительные органы я обращаться не решался, да и утешал себя мыслю о том, что мне предстоит не долгое рабство, на пару деньков, как максимум, в качестве работника по дому или что-то в этом роде.

И вот наступил этот злосчастный понедельник. Я нехотя собрался и поехал по указанному женщиной адресу, предварительно посмотрев на карте города район, в который мне предстояло ехать, так как название улицы мне было незнакомо. Этот район был на самом краю нашего города.

Оказавшись там, я увидел, что данная местность представляет собой небольшой жилой массив из редко стоящих кирпичных коттеджей разного вида и крутизны. Я с трудом нашел нужный мне дом, хотя по времени я еще успевал прийти вовремя. Это оказался небольшой двухэтажный коттедж с земельным участком соток на десять, засаженным разными деревьями и цветами. Калитка оказалась открытой, и я свободно прошел во двор. Как только я ступил на крыльцо дома, дверь открылась и на пороге стояла уже знакомая мне женщина. Она скорей всего видела меня в окно, когда я входил во двор. На ней был домашний халат, на ногах капроновые колготки черного цвета с одетыми поверх цветными носками.

— Ну что, пришел? Давай проходи, — с косой улыбкой произнесла она.

Я вошел в дом, разулся у порога, и она проводила меня по коридору до комнаты. Комната была достаточно просторной, но меня сильно удивило то, что пол ее был покрыт каким-то мягким покрывалом, напоминающим один большой спортивный мат, обшитый белой тканью. В углу комнаты стоял домашний кинотеатр. Вдоль стен, за исключением стены с окном, стояли два дивана, несколько кресел и журнальный столик.

— Это будет твое основное место для выполнения своих обязанностей, о которых я сейчас тебе подробно расскажу, — сказала она, что меня тоже очень удивило.

Ведь странно, эта комната не представляла собой ни чего такого, где надо было усилено трудиться и какие тут могут быть обязанности. Мы прошли в комнату, она села на диван, а мне предложила сесть в кресло напротив.

— Ну, теперь слушай внимательно, я расскажу тебе правила твоей жизни в этом доме. Все, что я скажу, так и будет, од-наз-нач-но, это не подлежит спору. Ты понял?

— Да.

— Ты теперь раб. Ты теперь полностью принадлежишь мне, моим двум дочерям, которые сейчас пока отдыхают у бабушки, но в этот четверг вернутся, а также моим подругам и их дочерям, которые иногда будут нас навещать. Так что у нас полностью женский коллектив, и мы все терпеть не можем вас мужиков. А ты, считай, на радость нам попался, для того чтобы мы могли над тобой издеваться, изливая на тебя всю нашу ненависть к мужикам. Но ты не думай, что мы уж звери какие, будешь вести себя хорошо и выполнять все наши приказы и прихоти, мы тоже к тебе будем относиться нормально, но, конечно не ограничивая себя в удовольствии над тобой поиздеваться. Все, что ты должен делать, находясь в этом доме — это служить нам, беспрекословно, я повторяю беспрекословно выполнять абсолютно все наши приказы и прихоти. Основными твоими обязанностями будут вылизывание наших ножек, кисок и попок, будешь служить нам в качестве туалета, мы будем ссать и срать тебе в рот и ты будешь жрать все наши испражнения, и после этого еще будешь подтирать нас языком. И с сегодняшнего дня, ни одна женщина этого дома не будет пользоваться настоящим туалетом, а будет использовать только тебя и твой поганый рот. Ты испробуешь на вкус абсолютно все выделения женского организма, которые, на протяжении всего своего рабства ты будешь регулярно употреблять, вылизывая, высасывая или просто получая как благословенный подарок от своей Госпожи.

— А долго я должен быть у вас в рабстве? — с трудом произнес я, так как от услышанного у меня полностью онемели язык и горло, а душа была полна горечи.

— Пока ты нам не надоешь, но уж не меньше пяти лет это точно. Да, кстати, совсем забыла тебе сказать, ты должен всех нас называть своими Госпожами, в любое свое обращение к нам, да вообще в любое предложение, ты должен вставлять фразу «Моя Госпожа», например: «Да, моя Госпожа», «Хорошо, моя Госпожа», «Госпожа, разрешите поцеловать вашу попку». Понятно?

— Да, моя Госпожа.

— А если будешь забывать про это, мы тебя будем наказывать. И кстати о наказаниях. Вообще, наши издевательства над тобой, в основном будут носить для тебя морально унизительный характер. Физически над тобой издеваться мы особо не будем, нам это не в прикол. Ну, будем, конечно, на тебя оказывать некоторое физическое воздействие, например, слегка пороть, трепать твои половые причиндалы, топтать тебя, но от этого у тебя не будет ни каких особо отрицательных физических последствий. Единственно что, мы обязательно сделаем из тебя импотента, но этот процесс для тебя, я думаю, не будет мучительно болезненным, так как все будет происходить постепенно и само собой. А вот если ты будешь ослушиваться приказов, будешь плохо выполнять свои обязанности, мы будем тебя наказывать, а наказания как раз будут большей частью физическими и возможно с вытекающими из этого не хорошими для тебя последствиями. У нас в подвале есть помещение, что-то наподобие небольшого спортзала, так вот, мы его приспособим для проведения твоих наказаний, сделаем из него, так сказать, пыточную комнату. Но я думаю, что ты все-таки будешь вести себя должным образом, и нам не придется пользоваться этой комнатой. Или как?

— Да, моя Госпожа, я буду делать все, что вы скажете, буду выполнять все свои обязанности как следует — ответил я, почти смерившись с происходящим, но горечь в душе все еще не проходила.

— Хорошо. Да к тому же, я не думаю, что ты захочешь, чтобы все знали о том, как мы тут над тобой издеваемся и унижаем, и что тебе приходиться делать для нас. Не так ли?

вы, ваши дочери и подруги со своими дочерьми, то есть только те, кому я буду принадлежать. Я очень прошу вас об этом.

— В общем, так и будет. Но мы, для себя, постоянно будем фотографировать и снимать на видео то, как мы над тобой издеваемся, будем фиксировать практически все твои унижения перед нами, да и тебя в разных извращенных позах. Так что, пока ты служишь нам, за это время будет постоянно накапливаться вполне приличный компромат на тебя. И если ты посмеешь наотрез отказаться от выполнения какого-то нашего приказа или будешь сопротивляться наказанию, за какую либо провинность, то все наши фото и видео станут достоянием общественности. Ты понял?

— Да, моя Госпожа, как я уже говорил, буду делать все, что вы скажете. Лишь бы все оставалось между нами.

— Ну и отлично. А теперь вернемся к перечислению твоих обязанностей. Все наше ношенное нижнее белье будет проходить обязательную предварительную стирку, только у тебя во рту. Будешь обсасывать наши грязные трусы, чулки, колготки и так далее, и лишь потом, когда они будут уже почти чистыми, по крайней мере, от пота или других наших выделений, сможешь отправлять их на обычную стирку. Кстати, могу тебя обрадовать, ни какую работу по хозяйству тебе делать не придется, к нам для этого каждую неделю приходит служанка. Одинокая женщина, около сорока лет. Она, конечно, будет тебя видеть, и будет знать, что мы с тобой вытворяем, но она, я уверена, будет держать язык за зубами, я ей хорошо плачу и она будет держаться за свою работу. Мы даже наверно дадим ей право над тобой издеваться, если она захочет. И думаю, захочет, не зря она одинокая, видно тоже с мужиками нелады. Также, твоей обязанностью будет обслуживать нас во время месячных. Будем использовать тебя в качестве прокладки. Прижмешься мордой к пизде и будешь слизывать все наши менструальные выделения. Понятно?

— Да, моя Госпожа.

— Та-ак, что еще? — на мгновение она задумалась. — Вот, по-моему, и все, я тебе рассказала обо всех твоих основных обязанностях. Не так уж и много, как ты, надеюсь, заметил. А если что еще вспомню, скажу. Но также, я хотела бы тебя предупредить. Одним бездумным выполнением наших приказов или прихотей ты не отделаешься. Все, что мы тебе прикажем, ты должен не просто выполнять, а стремиться сделать это как можно лучше, чтобы как можно больше доставить удовольствие своим Госпожам. А если же мы почувствуем, что наши указания ты мог бы выполнить лучше, чем выполнил, то мы тебя накажем. Все что ты для нас будешь делать, ты должен делать с превеликим удовольствием, по крайней мере, чтобы все выглядело именно так. Если будешь вылизывать у нас, то вылизывать должен так, как будто это для тебя самое лучшее, что ты, когда-либо делал в жизни. Лизать должен страстно, вкладывать в это дело, так сказать, всю свою душу. Будешь жрать наше говно, пить мочу или же употреблять какие-нибудь другие выделения наших организмов, то должен выглядеть так, как будто ни чего в жизни вкуснее не пробовал. А после того как поешь говна или попьешь мочи, будешь благодарить нас за то, что позволили тебе питаться нашими вкусными испражнениями. Ведь наши говно и моча должны быть для тебя как манна небесная. Когда мы будем над тобой издеваться, ты должен быть просто счастлив и сам стремиться к тому, чтобы мы над тобой поиздевались как можно поизвращенней. И кстати, извращенность наших издевательств над тобой будет ограничиваться только нашей фантазией. А она у нас, поверь, границ не имеет. И вообще, в первую очередь ты сам должен стремиться унизиться перед нами. Это должно быть одной из главных целей в жизни раба. Если ни одна из нас в какой-то период времени не унижает тебя, не издевается над тобой, не заставляет тебя вылизывать ее или еще что-нибудь, то это не значит, что ты можешь спокойно отдыхать в это время. Ты сам должен проявлять инициативу, например, подойти к Госпоже и полизать ей ножки, попку или киску, даже если она тебе это не приказывает. Можешь просто нюхать ее ношенное нижнее белье или, например, потные ножки, кайфуя от вдыхания их прекрасного аромата. Да к тому же, не забывай про свою обязанность предварительно стирать у себя во рту все наше грязное нижнее белье, оно не должно скапливаться. Пока ты в этом доме, у тебя вообще не должно быть ни одной минуты свободной от каких-либо унижений. Даже ночью, или когда мы отсутствуем, ты всегда будешь унижен. Мы всегда перед уходом из дома или на ночь будем придумывать, как тебя оставить при этом в унизительном положении. Например, будем надевать тебе на голову наши грязные трусы или колготки, засовывать их тебе в рот в виде кляпа. Или еще что-нибудь придумаем, все сразу не перечислишь, слишком велика у нас фантазия на этот счет, как я раньше уже говорила. Ты должен всей своей сущностью показывать нам свою абсолютную покорность, свое возвеличивание нас и свою низость перед нами. Мы полностью уничтожим тебя как личность. Мы подчиним себе не только твое тело, но и мысли и эмоции. Вся твоя сущность будет у нас в рабстве, мы сделаем из тебя раба до мозга костей. А если ты не будешь выполнять хоть что-то из того, что я сейчас перечислила, мы будем тебя наказывать. Понятно?

— Да, моя Госпожа.

Она не надолго замолчала, о чем-то задумавшись. Подом продолжила.

— Кстати, совсем забыла, мы с тобой еще не познакомились. Конечно, я уже знаю, как тебя зовут, но мы тебя по имени ни когда называть не будем, так что можешь забыть о нем пока ты здесь. Мы будем тебя называть разными унизительными словами, да и дадим тебе какую-нибудь кличку, как это подобает для раба. А вот нас ты, на всякий случай, должен знать по именам, если тебе понадобиться, например, обратиться к какой-то конкретной Госпоже, или упомянуть в своей речи конкретную Госпожу. Так вот, меня зовут Татьяна Владимировна. Мою старшую дочь, 13-и лет, зовут Анна Николаевна. Младшую, которой 6 лет, зовут Ирина Николаевна. И не зависимо от их возраста, ты должен называть их только по имени и отчеству, конечно добавляя спереди слово «Госпожа», и относиться к ним соответственно. Они для тебя будут такими же Госпожами, что и мы, их матери. Например, самой маленькой твоей Госпоже, Ольге Сергеевне, сейчас всего 5 лет, а она будет абсолютно наравне с нами издеваться над тобой. Ты все уяснил?

— Да, моя Госпожа, я все понял.

— А с остальными твоими Госпожами я познакомлю тебя попозже. Так, что еще не сказала? Будешь ходить в этом доме только голым, у раба не должно быть абсолютно ни какой одежды. Всю твою одежду я спрячу и отдам только тогда, когда мы с тобой расстанемся. Хотя, в принципе, мы здесь тоже будем в основном ходить голыми, чтобы ты всегда беспрепятственно мог полизать у нас в разных местах. Как я уже тебе говорила, эта комната будет основным местом для выполнения твоих обязанностей, именно здесь мы в основном будем издеваться над тобой. Я специально постелила на пол этот мягкий настил, чтобы нам было удобней издеваться над тобой, уж лучше, чем на жестком полу, сам понимаешь. В туалет будешь ходить только с нашего разрешения. Исключением будет, только если мы будем отсутствовать дома, тогда сможешь сходить, соответственно, без разрешения. Если, поначалу, будешь возбуждаться, то будешь с нашего разрешения дрочить, но спускать при этом только себе в рот. Понял?

— Да, моя Госпожа.

— А потом, думаю, мы тебя избавим от необходимости справлять эту нужду, сделав из тебя импотента. Спать будешь, в основном, если не понадобиться нам что-то другое, также в этой комнате. Если будешь хорошо себя вести, то я гарантирую тебе в день трехразовое питание, если ты сам, конечно, захочешь есть, после того, как наешься нашего говна. Так что, мы будем еще заботиться о тебе, при твоем хорошем поведении, ведь мы не хотим, чтобы наш раб быстро вышел из строя. Ты доволен нашей благосклонностью к тебе?

— Да, моя Госпожа, очень доволен, спасибо вам большое.

— И мой тебе совет, тебе лучше сразу смириться со своей участью, так тебе легче будет, ведь ты уже ни куда от этого не денешься, прими все как должное. А сейчас иди в спальню на втором этаже, в самую первую комнату после лестницы, и раздевайся там до гола. Как разденешься, сразу спускайся сюда, но учти, я ждать не люблю. Как войдешь в эту комнату, встанешь передо мной на колени и поцелуешь ноги, и с этого момента для тебя начнется абсолютно новая жизнь. Тебе все понятно?

— Да, Госпожа.

— А теперь бегом раздеваться, я жду тебя.

Продолжение следует…

Ирина Салтыкова — суперпопулярная певица 90-х (18 фото + видео)


Певица, актриса и бизнес-леди Ирина Салтыкова
Отношение публики к этой суперпопулярной в 1990-х гг. певице коротко и ясно резюмировал Данила Багров в фильме «Брат-2»: «Салтыкова клевая!». Несмотря на отсутствие выдающихся вокальных данных и незатейливый репертуар, Ирина Салтыкова всегда собирала полные залы. Конечно, все приходили скорее на нее посмотреть, чем послушать. Для постсоветского пространства ее имидж был настолько смелым и провокационным, что это вызывало интерес даже у тех, кто никогда не признался бы в том, что смотрел ее клипы. И на сцене, и за ее пределами ей удалось добиться немалых успехов.


Один из первых секс-символов постсоветской эстрады
Ирина Сапронова родилась в 1966 г. в городе Новомосковске Тульской области в простой семье: ее отец был машинистом, а мать – воспитательницей в детском саду. До 12 лет Ирина активно занималась спортом и даже сдала нормативы кандидата в мастера спорта по художественной гимнастике. Эти занятия не прошли даром: в ее характере с детства вырабатывались упорство, выносливость и спортивная злость, то есть желание быть победителем в любых ситуациях. Эти качества ей очень пригодились, когда Ирина попала в мир шоу-бизнеса.

Ирина и Виктор Салтыковы

Ирина Салтыкова и группа *Мираж*
Она окончила строительный техникум и поступила в один из столичных вузов, но тут ее жизнь круто изменилась. На отдыхе в Сочи в 1986 г. Ирина познакомилась с Виктором Салтыковым. Вскоре они поженились, а в 1987 г. у них родилась дочь Алиса.

Ирина Салтыкова и группа *Мираж*

Популярная в 1990-х гг. певица Ирина Салтыкова
В то же время началась и певческая карьера Салтыковой. В 1988 г. группе «Мираж» требовалась новая солистка. Поскольку все певицы выступали под одну и ту же фонограмму, главным требованием были подходящие внешние данные, пластичность и сексуальность, а этого Ирине было не занимать. Какое-то время она выступала с группой «Мираж», но надолго там не задержалась: певица позволяла себе пропускать репетиции и концерты, и вскоре ей пришлось искать замену.

Один из первых секс-символов постсоветской эстрады

Один из первых секс-символов постсоветской эстрады
Семейную жизнь Салтыковых нельзя было назвать идиллической – супруги постоянно ссорились. Ситуацию усугубило пристрастие Виктора Салтыкова к алкоголю и финансовые сложности, возникшие из-за того, что популярность группы «Электроклуб» пошла на спад. После того, как муж начал поднимать на нее руку, Ирина приняла решение о разводе.
Ирина и Виктор Салтыковы
Один из первых секс-символов постсоветской эстрады
В начале 1990-х Ирина Салтыкова пела в ресторанах, а в 1993 г. решила заняться бизнесом. Она купила несколько торговых палаток для реализации косметики, которую ей поставляла подруга из Великобритании. Дело не принесло прибыли, и Салтыкова решила вернуться в шоу-бизнес.
Популярная в 1990-х гг. певица Ирина Салтыкова
Один из первых секс-символов постсоветской эстрады
В 1994 г. она продала свои торговые точки и кольцо, подаренное мужем, и все вырученные средства направила на продвижение своего сольного проекта. Она сняла клин на песню «Серые глаза», которые побил все рекорды популярности благодаря невиданной по тем временам откровенности. После этого Ирине предложили заключить контракт со звукозаписывающей студией, и вскоре певица выпустила свой первый альбом. Следующий клип – «Голубые глазки» – был еще более эротичным, настолько, что его даже запретили к показу на федеральных каналах.
Певица, актриса и бизнес-леди Ирина Салтыкова
Ирина Салтыкова выступала в клубах, давала по 35 концертов в месяц, гастролируя по разным городам РФ, и даже снялась в откровенной фотосессии для журнала «Playboy». Этот выпуск с певицей на обложке пользовался таким спросом, что тираж пришлось переиздавать несколько раз.

Певица, актриса и бизнес-леди Ирина Салтыкова
Певица продолжала выпускать альбомы до 2008 г., но они уже не имели большого успеха. К тому же появились десятки молодых исполнительниц, эксплуатировавших такой же агрессивно сексуальный имидж. Популярность Салтыковой пошла на спад. Но не было таких трудностей, перед которыми спасовала бы эта хрупкая, но очень стойкая женщина.
Ирина Салтыкова и Сергей Бодров в фильме *Брат-2*
Ирина Салтыкова и Сергей Бодров в фильме *Брат-2*
В начале нулевых она снова заставила о себе говорить, снявшись вместе с Сергеем Бодровым в фильме «Брат-2». Певица продемонстрировала неплохие актерские данные, и после этого она снялась еще в нескольких фильмах. Помимо этого, Салтыкова участвовала в различных телепроектах – «Без страховки», «Музыкальный ринг» и др.
Ирина Салтыкова в фильме *Русский спецназ*
В 2010 г. певица снова занялась бизнесом. Она открыла мультисервисный «Дом красоты и стиля Ирины Салтыковой», в котором совмещались салон красоты, магазин и ателье по пошиву одежды. Но и этот проект просуществовал недолго. По словам певицы, из-за отсутствия поддержки малого бизнеса в России «Дом красоты и стиля» в 2015 г. пришлось все же продать.
Популярная в 1990-х гг. певица Ирина Салтыкова
О своей личной жизни Салтыкова после развода с мужем предпочитает умалчивать. Ей приписывали романы с Павлом Буре и другими известными мужчинами, но замуж певица не торопится: по ее словам, такой завидной невесте слишком сложно найти подходящую кандидатуру для брака. И в 50 лет Салтыкова прекрасно выглядит и продолжает выступать на сцене.

dymontiger

Рабство, одна из величайших трагедий Америки, привело к неизмеримым страданиям и человеческим жертвам. Когда заходит речь о жестокости людей, облеченных властью, часто вспоминается Стэнфордский тюремный эксперимент. Но нам даже не нужно углубляться в научные изыскания. Примеров вполне достаточно и в учебниках по истории.

Рабов могли наказывать за малейшие проступки, включая не только кражу, но и лень, бегство, даже разговор на родном языке. Вашему вниманию представляем десять самых ужасных наказаний, которым подвергались рабы в Америке.
Но мы должны предупредить, что описываемые случаи могут неприятно поразить чувствительных людей. Значительное внимание уделено описанию жизни и истории людей, ставших по воле случая рабами.
10. Порка


В Америке рабов, в том числе беременных женщин и детей, часто избивали в наказание. Знаменитая фотография раба Гордона показывает, что кожа на его спине вздулась решеткой шрамов от жестоких и многократных ударов.
Однако некоторым рабовладельцам этого было недостаточно. Когда раны их рабов начинали заживать, они приказывали их разрывать и посыпать красным перцем или скипидаром. Есть даже данные, что один из плантаторов измельчил в пыль кирпич и щебень, размешал их с салом и втирал эту смесь в раны раба.
9. Нанесение увечий

Рабов часто вынуждали работать в исключительно тяжелых физических условиях, особенно на полях или на хлопковых плантациях. Другие рабы трудились в домах своих хозяев и должны были быть «ухоженными» и «чистыми». Эти рабы часто имели более светлую кожу и были более образованными.
В любом случае, было бы разумно заботиться о здоровье рабов, чтобы они могли выполнять свои обязанности. Однако это было далеко не так.
Владельцы часто приказывали наносить им увечья, особенно в тех случаях, когда между рабами происходили стычки, либо если они пытались бежать. Иногда речь шла об отрезании уха или вырезании кусков плоти. В других случаях провинившимся ампутировали конечности, выдавливали глаза, разрезали подколенные сухожилия и даже кастрировали. Исключений не делали ни для мужчин, ни для женщин.
Во многих случаях пострадавшие не получали медицинской помощи. Некоторые умирали от инфекции, потери крови и других осложнений.
8. Клеймение

Рабов часто клеймили с помощью раскаленных металлических прутьев. Эти пытки обычно применялись для обозначения права собственности. Такой вот своеобразный брендинг.
Крупные компании часто клеймили своих рабов, чтобы их было легко идентифицировать и чтобы предотвратить их кражу и перепродажу. А в конечном итоге эти клейма использовались в качестве вещественного доказательства, чтобы опровергнуть заявления рабовладельцев о том, что подобной практики никогда не было.
В Луизиане клеймили рабов в качестве наказания за побег. Часто надпись или другой опознавательный знак был отпечатан на лице раба. Обычно это препятствовало назначению этого человека в качестве домашнего слуги.
7. Копченые заживо
В конце концов, различные рабовладельческие государства приняли законы, касающиеся содержания, благосостояния и прав рабов. Теоретически, это должно было дать рабам некоторую защиту от тирании и жестокого обращения. В действительности же эти законы применялись редко. В некоторых документах описывается, что различные методы наказания и жестокого обращения стали еще более популярными в разных штатах.
Один из сбежавших рабов описывал обычную практику, используемую в Вирджинии. Он рассказал о владельце, который связал своих рабов и избил в коптильне. Затем он поджег стебли табака, чтобы рабы надышались дымом и «закоптились», в качестве дальнейшего наказания.
6. Большие бочки
Бывшие рабы рассказывали самые страшные вещи о жестоком обращении и пытках. Моисей Ропер был сыном темнокожей рабыни, забеременевшей от своего хозяина, англичанина. Таким образом, отец Моисея был одновременно и его владельцем. После того как он сбежал из рабства, он написал книгу о своей жизни, где подробно описал различные пытки и унижения, от которых страдали рабы в Америке.

Моисей рассказал об удовольствии, которое некоторые владельцы получали в результате телесных наказаний. Он описал рабовладельца, который забивал гвозди в большую бочку так, чтобы их острие торчало внутри. После этого он сажал туда рабов. Бочки катились по длинным крутым холмам, пока хозяин и другие рабы наблюдали.
5. Подвешивание под огнем для приготовления пищи
Гарриет Якобс также сбежала из рабства и написала о своей жизни. Она рассказала о том, что попала во владение человека, который регулярно подвергал ее сексуальным домогательствам, несмотря на протесты его жены. Чтобы сбежать от него, Гарриет пряталась на чердаке в доме своей бабушки в течение семи лет, прежде чем бежать в Англию.
В другом страшном рассказе Гарриет упомянула о рабовладельце, который жил по соседству. У него были сотни рабов. Его любимым наказанием было связывать рабов, подвешивать их над землей. Сверху он разжигал огонь и готовил жирный кусок свинины. Горящий жир при этом капал на голую кожу рабов.
4. Понижение и перепродажа
Хотя этот вид наказания может показаться менее значительным, чем предыдущие ужасы, подробно описанные здесь, он показывает незначительность жизни и смерти раба. Джордж Вашингтон слыл приверженцем порки и других телесных наказаний рабов. А также он поддержал понижение в должности рабов, которые недостаточно усердно работали, и их продажу в случае попытки побега.
Многие рабы, которые работали в более легких условиях, например, в доме или магазинах хозяев, могли быть понижены и отправиться в поле. Это, само собой, вело к худшим физическим условиям и более суровому и жестокому обращению со стороны хозяев и надзирателей. В худшем случае рабов могли по дешевке продать владельцам, которые были известны своим плохим отношением к рабам и даже могли убивать их.
3. Публичное сожжение
Наказания часто были публичными. Другие рабы были вынуждены смотреть на истязания сотоварищей в качестве предупреждения, что они должны «вести себя как надо». Время от времени другие владельцы или приезжие из соседних городов приходили смотреть на пытки в качестве развлечения. После отмены рабства публичные линчевания и повешения продолжались и в 20 веке.
Одним из ужаснейших методов наказания было публичное сожжение. Рабов привязывали либо к колу, либо над огнем. Некоторые теряли сознание от вдыхания дыма, прежде чем огонь начинал поглощать их тела. Но многие были замучены пламенем, прежде чем, наконец, умереть.
2. Длинные цепи
Использование цепей подробно описывалось на протяжении всей истории рабства. Это началось на кораблях работорговцев, где в трюмах держали закованных в кандалы пленных африканцев. Длинные цепи часто предназначались для того, чтобы избежать бегства рабов. Они были прикованы к своим рабочим местам или другим рабам.
В некоторых случаях рабы сковывались друг с другом длинной цепью для выполнения синхронных задач. Так начали появляться цепные банды, которые стали печально известными в американских тюрьмах.
Одной женщиной, которая стала печально известной из-за плохого обращения с рабами – даже по стандартам 19-го века – была мадам Дельфина Лалори. Ее зверства стали достоянием общественности, после того как в 1834 году в ее доме вспыхнул пожар.
Пожилая женщина-рабыня, служившая поваром, предположительно разожгла огонь в попытке самоубийства. Она была прикована к плите. Впоследствии несколько рабов были обнаружены в ужасных условиях на чердаке Лалори. Подвешенные за шеи, они стояли со скованными конечностями так, что цепи растягивали и разрывали их тела.
1. Принудительное деторождение
Рабы часто подвергались серьезным сексуальным домогательствам и нападениям, включая изнасилования. И не было никаких законов, чтобы предотвратить это.
Женщины, которые забеременели в результате такого насилия, редко получали какую-либо медицинскую помощь или специальное лечение. Наоборот, они подвергались жестокому обращению со стороны жен своих хозяев. Рабов-мужчин также подвергали жестокому обращению и заставляли спать с разными женщинами.
После принятия Закона США о запрещении ввоза рабов, вступившего в силу в 1808 году, на юге возникла нехватка рабов. Внутренний рынок рабов вырос, что увеличило спрос на чернокожих. В результате рабов часто покупали и продавали на основании их способностей к деторождению. Их заставляли заниматься сексом с другими рабами, чтобы родить больше детей.
Обычно рабы могли выбирать, с кем у них будут дети. Но существуют записи о сватовстве, основанном на физических характеристиках.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *