Федеральный закон «Об основах системы ювенальной юстиции»

Приложение 3

Проект

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

Об основах системы ювенальной юстиции

ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Предмет регулирования

Предметом настоящего Федерального закона являются отношения, складывающиеся в ходе реализации и обеспечения прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего) судами, иными государственными органами, органами местного самоуправления, при участии неправительственных (негосударственных и немуниципальных) некоммерческих организаций.

Статья 2. Понятие системы ювенальной юстиции

Под системой ювенальной юстиции понимается совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего).

В рамках системы ювенальной юстиции осуществляются программы, проекты и мероприятия социального, педагогического, юридического, психологического и медицинского характера, направленные на профилактику и реабилитацию ребёнка (несовершеннолетнего).

Статья 3. Ребенок (несовершеннолетний), в отношении которого осуществляется деятельность системы ювенальной юстиции и (или) ее институтов

Деятельность системы ювенальной юстиции и (или) ее институтов осуществляется в отношении детей (несовершеннолетних), нуждающихся в защите их прав, свобод и законных интересов, в том числе, в первую очередь, в отношении беспризорных и безнадзорных детей (несовершеннолетних), в отношении детей (несовершеннолетних), признанных потерпевшими в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, в отношении детей (несовершеннолетних), находящихся в различных формах конфликта с законом, а также в отношении родителей и лиц, их заменяющих, ответственных за воспитание детей (несовершеннолетних).

Статья 4. Основные принципы построения и функционирования системы ювенальной юстиции

Основными принципами построения и функционирования системы ювенальной юстиции являются:

а) приоритет прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего);

б) открытость и прозрачность процедур деятельности всех её институтов;

в) приоритет профилактического подхода;

г) защита прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего) специализированными государственными органами, органами местного самоуправления, государственными, муниципальными и неправительственными некоммерческими организациями, в том числе учреждениями;

д) расширение восстановительного подхода при осуществлении правосудия в отношении детей (несовершеннолетних);

е) создание условий для всесторонней социализации ребенка (несовершеннолетнего), как предпосылки для его наилучшего развития;

ж) поддержка государством семьи в качестве наиболее благоприятной и естественной среды для воспитания ребёнка (несовершеннолетнего);

з) взаимодействие государственных органов, органов местного самоуправления, государственных, муниципальных и неправительственных некоммерческих организаций, в том числе учреждений, в ходе реализации и обеспечения прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего);

и) доступность для детей (несовершеннолетних) социально-правовой помощи;

к) создание условий, обеспечивающих деятельность лиц, ответственных за воспитание детей (несовершеннолетних);

л) создание системы активного взаимодействия с ребенком (несовершеннолетним).

Любое физическое и юридическое лицо вправе осуществлять деятельность по реализации и обеспечению прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего).

Статья 5. Законодательство о ювенальной юстиции

Законодательство о ювенальной юстиции включает Федеральный конституционный закон «О ювенальных судах в Российской Федерации», настоящий Федеральный закон, законодательство о комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав, законодательство об уполномоченных по правам ребенка, иное федеральное законодательство, законодательство субъектов Российской Федерации, касающееся реализации и обеспечения прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего).

ГЛАВА II. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ, МУНИЦИПАЛЬНЫЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ИНСТИТУТЫ

Статья 6. Государственные органы и учреждения, входящие в систему ювенальной юстиции.

К государственным органам и учреждениям системы ювенальной юстиции относятся:

а) ювенальные суды;

б) уполномоченные по правам ребенка;

в) комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав;

г) должностные лица и иные работники прокуратуры, органов следствия и дознания, специализирующиеся на работе с детьми (несовершеннолетними);

д) специализированные органы и учреждения юстиции, внутренних дел, здравоохранения, образования и культуры, социальной защиты, социального обслуживания, опеки и попечительства, государственной службы занятости, государственные органы, осуществляющие молодежную политику;

е) воспитательные колонии и иные специализированные пенитенциарные учреждения длительной изоляции несовершеннолетних правонарушителей.

Статья 7. Муниципальные органы и учреждения, входящие в систему ювенальной юстиции

Органы местного самоуправления в рамках системы ювенальной юстиции обеспечивают деятельность:

а) органов опеки и попечительства;

б) приемных семей;

в) муниципальных социальных, исследовательских, диагностических, кризисных и реабилитационных центров, служб и учреждений.

Статья 8. Неправительственные некоммерческие организации, работающие с детьми (несовершеннолетними)

К системе ювенальной юстиции относятся:

а) общественные объединения и иные неправительственные некоммерческие организации, действующие в интересах детей (несовершеннолетних) и занимающиеся обеспечением и защитой их прав, свобод и законных интересов;

б) негосударственные социальные, исследовательские, диагностические, кризисные, реабилитационные центры службы и учреждения, в том числе учреждения для круглосуточного пребывания беспризорных и безнадзорных детей (приюты);

в) коллегии адвокатов.

ГЛАВА III. ПОРЯДОК ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ИНСТИТУТОВ, СОСТАВЛЯЮЩИХ СИСТЕМУ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ

Статья 9. Принципы взаимодействия институтов, составляющих систему ювенальной юстиции

Основными принципами взаимодействия институтов, составляющих систему ювенальной юстиции, являются:

а) приоритет прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего);

б) законность;

в) открытость и доступность информации;

г) прозрачность процедур взаимодействия институтов, составляющих систему ювенальной юстиции;

д) скоординированность действий;

е) эргономичность действий;

ж) программно-целевой подход.

Статья 10. Организационные формы взаимодействия

Взаимодействие органов и организаций, составляющих систему ювенальной юстиции, основано на деятельности следующих организационных форм:

а) межведомственные, вневедомственные и межинституциональные советы, наделенные экспертными, консультационными, координирующими и (или) совещательными функциями;

б) исследовательские и научно-исследовательские центры, службы и учреждения, создаваемые на основе межведомственного участия и привлечения неправительственных некоммерческих организаций;

в) фонды местного сообщества, включающие в качестве приоритетов своей деятельности направления, соответствующие целям и задачам настоящего Федерального закона;

г) ярмарки социальных проектов, посвященные развитию системы ювенальной юстиции и (или) включающие направления и темы, соответствующие целям и задачам настоящего Федерального закона;

д) социальный заказ, формируемый органами власти на основе целевых социальных программ, направленных на реализацию настоящего Федерального закона.

Статья 11. Основные процедуры взаимодействия

Для обеспечения взаимодействия органов и организаций, составляющих систему ювенальной юстиции, используются следующие процедуры:

а) открытые публичные конкурсы на выполнение социального заказа, целевых социальных программ, поддерживаемых в форме грантов, а также при проведении соответствующих ярмарок социальных проектов и в процессе осуществления деятельности фондов местного сообщества, – включающих в число приоритетов поддержку программ, направленных на реализацию настоящего Федерального закона;

б) съезды, конференции, круглые столы, другие мероприятия;

в) деятельность экспертных, консультационных, координационных и других советов, сформированных на основе участия представителей органов государственной власти и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных научно-исследовательских и образовательных учреждений и неправительственных некоммерческих организаций.

Статья 12. Финансовые основы взаимодействия

Основой финансового взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с неправительственными некоммерческими организациями по вопросам реализации настоящего Федерального закона является программно-целевой подход. Осуществляя данный подход, указанные органы ежегодно при формировании бюджетов соответствующих уровней утверждают целевые социальные программы межгосударственного, федерального и регионального уровней.

Государственные заказчики, которым поручено обеспечение реализации указанных программ, формируют на их основе пакеты социальных заказов, размещаемых и реализуемых через процедуры открытого публичного конкурса путем заключения с его победителем договора (контракта) на оказание социальной услуги.

В бюджетах федерального и регионального уровней также ежегодно формируются целевые социальные программы поддержки инновационной и социально значимой деятельности неправительственных некоммерческих организаций, направленной на реализацию настоящего Федерального закона. Соответствующие программы и проекты названных организаций подлежат субсидированию в форме грантов, выделяемых по результатам открытых публичных конкурсов.

Инновационные программы и проекты неправительственных некоммерческих организаций могут финансироваться в форме грантов на внеконкурсной основе только при отсутствии альтернативных предложений по решению конкретной приоритетной социально значимой проблемы.

ГЛАВА IV. ОСНОВЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ СИСТЕМЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ

Статья 13. Материально-техническое и финансовое обеспечение системы ювенальной юстиции

Материально-техническое и финансовое обеспечение федеральных государственных органов, входящих в систему ювенальной юстиции, осуществляется за счет средств федерального бюджета.

Материально-техническое и финансовое обеспечение входящих в систему ювенальной юстиции государственных органов субъектов Российской Федерации осуществляется за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.

Материально-техническое и финансовое обеспечение входящих в систему ювенальной юстиции органов местного самоуправления и муниципальных организаций осуществляется за счет бюджета соответствующего муниципального образования.

Материально-техническое и финансовое обеспечение государственных и муниципальных органов и организаций, входящих в систему ювенальной юстиции, может частично осуществляться за счет средств, поступивших в соответствии с международными межправительственными договорами и соглашениями, нацеленными на развитие системы ювенальной юстиции в Российской Федерации.

Материально-техническое и финансовое обеспечение входящих в систему ювенальной юстиции неправительственных некоммерческих организаций осуществляется за счет собственных средств указанных организаций, а также за счет средств, полученных на реализацию социального заказа, за счет международных, государственных, муниципальных, частных грантов, в том числе, полученных от российских и (или) иностранных физических и юридических лиц. Неправительственные некоммерческие организации, входящие в систему ювенальной юстиции, вправе использовать деятельность добровольцев в ходе реализации программ, проектов и мероприятий в рамках системы ювенальной юстиции.

Статья 14. Кадрово-методическое обеспечение системы ювенальной юстиции

Кадрово-методическое обеспечение системы ювенальной юстиции осуществляется на основе подготовки специалистов в сфере ювенальной юстиции в государственных образовательных учреждениях, а также в негосударственных учебных заведениях, имеющих государственную аккредитацию в соответствии с Федеральным законом «Об образовании».

Руководители государственных органов, органов местного самоуправления, должностные лица и специалисты, работающие в государственных и негосударственных организациях, входящих в систему ювенальной юстиции, обязаны иметь необходимую профессиональную подготовку в объеме высшего или среднего специального образования в сфере ювенальной юстиции. Наличие указанного образования учитывается при назначении на должность, при прохождении аттестации и переаттестации работников, упомянутых в настоящей статье органов и организаций.

Переподготовка и повышение квалификации кадров осуществляется в рамках реализации целевых программ, включающих вопросы обеспечения системы ювенальной юстиции и ее элементов.

Статья 15. Организационное обеспечение системы ювенальной юстиции

Организационное обеспечение системы ювенальной юстиции основывается на:

а) нормативных правовых актах, детализирующих проце­дуры и механизмы, используемые и применяемые в процессе защиты прав, свобод и законных интересов детей (несовершеннолетних) и основанных на результатах научных разработок и экспериментов;

б) реализации комплекса экспериментальных (пробных, пилотных) проек­тов, целью которых является наработка опыта в использовании новых механизмов, институтов и процедур, анализ полученных промежуточных резуль­татов, внесение требуемых корректив в действующие механизмы защи­ты прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего);

в) использовании результатов научно-исследовательских работ, нацелен­ных на изучение проблем построения, функционирования и развития системы ювенальной юстиции;

г) организации широкомасштабных и комплексных образовательных про­цессов, направленных на кадровое обеспечение функционирования и развития системы ювенальной юстиции;

д) проведении пропагандистской и информационной поддержки процессов реформирования системы защиты прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего) и внедрение в общественное сознание базовых сведений о международных стандартах, принципах, правилах и нормах, составляющих основу системы ювенальной юстиции.

Статья 16. Научно-экспертное обеспечение системы ювенальной юстиции

Научно-экспертное обеспечение системы ювенальной юстиции осуществляется на основе развития комплексных исследований проблем ювенальной юстиции и связанных с ювенальной юстицией проблем государственными и негосударственными научно-исследовательскими организациями, а также центрами, действующими в образовательных учреждениях.

В рамках указанных исследований осуществляются непрерывные действия по:

анализу и мониторингу ситуации,

периодической оценке состояния дел, связанных с соблюдением внутригосударственных и международных норм в области защиты прав ребенка (несовершеннолетнего),

прогнозированию развития ситуации,

выработке и внесению предложений, направленных на совершенствование системы ювенальной юстиции.

Статья 17. Принципы информационного обеспечения деятельности системы ювенальной юстиции

Информационное обеспечение деятельности системы ювенальной юстиции осуществляется на принципах:

а) открытости информации и сведений о современном состоянии, проблемах, процессах становления и развития российской системы ювенальной юстиции для всех заинтересованных органов, организаций, учреждений и граждан;

б) доступности для ребенка (несовершеннолетнего) и лиц, ответственных за его воспитание, знаний о своих правах, свободах и интересах, основанных на международных стандартах, принципах, нормах, правилах и регули­руемых законодательством о ювенальной юстиции Российской Федера­ции;

в) постоянного участия в реализации просветительской функции средств массовой информации по вопросам, относящимся к защите прав, свобод и законных интересов детей (несовершеннолетних), а также в систематическом оповещении детей (несовершеннолетних) и лиц, ответственных за их воспита­ние, о возможностях получения необходимой помощи.

г) активности внедрения в общественное сознание стандартов и принципов правового статуса ребенка (несовершеннолетнего).

ГЛАВА V. ПЕРЕХОДНЫЕ И ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 18. Сроки и порядок вступления в силу

Настоящий Федеральный закон вступает в силу на десятый день после его официального опубликования, за исключением положений, порядок вступления в силу которых установлен статьей 19 настоящего Федерального закона.

Статья 19. Необходимые экспериментальные, пилотные, внедренческие, программы, проекты, мероприятия и действия

Порядок внедрения в судебную систему Российской Федерации ювенальных судов определяется Федеральным конституционным законом «О ювенальных судах в Российской Федерации».

Для обеспечения внедрения в практику системы ювенальной юстиции Правительство Российской Федерации совместно с судами в течение шести месяцев со дня официального опубликования настоящего Федерального закона разрабатывает и утверждает федеральную целевую программу «Ювенальная юстиция». Указанная федеральная целевая программа предусматривает в течение трёх лет после её утверждения проведение комплекса мероприятий, направленных на полномасштабное внедрение в практику институтов, принципов и процедур, составляющих систему ювенальной юстиции.

Статья 20. Приведение законодательства в соответствие с настоящим Федеральным законом

Федеральные законы, нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации приводятся в соответствие с настоящим Федеральным законом в течение шести месяцев со дня его официального опубликования.

«Первый снаряд — пошёл!»

Несмотря на то, что Президент России В.В.Путин несколько дней назад в Ростове-на-Дону прямо и однозначно высказался против введения в стране ювенальной юстиции, она упорно и настойчиво проталкивается в стране определёнными силами.

Тихо и незаметно родителям России нанесён серьёзнейший удар. Аккуратно и без лишнего шума принят закон, который уничтожает право родителей на защиту собственного ребёнка.

Это — второй залп. И снова по родителям. Чтобы наверняка, и чтобы уже не поднялись.

И вот, пока одни машут «флагом на рейхстаге», а другие выясняют, кого «тут раньше не стояло», станок, отливающий «боеголовки», набирает обороты, раскаляясь от усердия спешащего мастера.

Вообще-то, этих новых «снарядов» после «победного февраля» в московском Колонном зале Дома союзов, по какой-то дьявольской иронии, снова девять (информация о них — ещё впереди).

И первый «снаряд» из новой обоймы, уже отправившийся в смертельный полёт — «закон о СМИ».

Продвижение закона

Проект N 109392-6 ФЗ О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статьи 3.5 и 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» был принят в первом чтении 11 декабря 2012 года.

К первому чтению законопроект состоял из двух статей, первая из которых гласила:

«дополнить статью 4 (закона «О СМИ») частью 6 следующего содержания:

«Запрещается распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях информации о несовершеннолетних лицах, пострадавших от противоправных действий, позволяющей прямо или косвенно идентифицировать конкретного несовершеннолетнего (включая место совершения противоправных действий или место проживания несовершеннолетнего), в том числе кадров оперативных съемок специализированных служб, на которых могут быть запечатлены несовершеннолетние потерпевшие»;

а вторая — описывала вносимые в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях поправки, определяющие размеры штрафов за нарушение этих положений.

Второе и третье чтение законопроекта состоялось одновременно и поспешно — 22 марта 2013 года.

27 марта 2013 года он был утверждён Советом Федераций.

Вероятно, кто-то очень торопился и боялся осечки.

Как и у пресловутого «закона о гендере», текст законопроекта к этому моменту весьма обогатился: количество самих статей выросло до четырёх, внутри них во множестве появились новые пункты.

И название ФЗ N 109392-6 преобразовалось в новое: «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части ограничения распространения информации о несовершеннолетних, пострадавших в результате противоправных действий (бездействия)».

Суть вносимых законом изменений

В итоговом варианте ФЗ N 109392-6 содержатся следующие юридические понятия и нормы:

— Обозначен признак опасности — «противоправные действия (бездействие)»

— Подробно расписан перечень информации о несовершеннолетнем, запрещённой к распространению: «включая фамилии, имена, отчества, фото- и видеоизображения такого несовершеннолетнего, его родителей и иных законных представителей, дату рождения такого несовершеннолетнего, аудиозапись его голоса, место его жительства или место временного пребывания, место его учебы или работы, иную информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность такого несовершеннолетнего»

— Составлен список «исключений из правил» — тех случаев, когда распространение такой информации осуществляется в целях защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего, пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия):

1) с согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и его законного представителя;

2) с согласия законного представителя несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия);

3) без согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и (или) законного представителя такого несовершеннолетнего, если получить это согласие невозможно либо если законный представитель такого несовершеннолетнего является подозреваемым или обвиняемым в совершении данных противоправных действий»

— Отдельно указано, что в случае преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, распространение информации допускается в указанных случаях «только в целях расследования преступления, установления лиц, причастных к совершению преступления, розыска пропавших несовершеннолетних в объеме, необходимом для достижения указанных целей, и с соблюдением требований, установленных статьями 161 и 241 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

— Предусмотрены весьма ощутимые штрафы за нарушение закона: «для граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; для должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; для юридических лиц — от четырехсот тысяч до одного миллиона рублей с конфискацией предмета административного правонарушения»

— Предлагаемые нормы вносятся и в иные законы, связанные с передачей и обработкой информации: ФЗ от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и ФЗ от 29 декабря 2010 года N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»

Что несёт новый закон родителям?

В перечне «информации, о несовершеннолетнем, запрещённой к распространению», помимо сведений о ребёнке стоит: «включая фамилии, имена, отчества, фото- и видеоизображения его (т.е. несовершеннолетнего — от авт.) родителей и иных законных представителей.

Но это — единственный случай во всём законе, когда они там упоминаются.

Далее речь идёт только о «законных представителях».

Хотя и Конституция, и Семейный кодекс ясно и недвусмысленно говорят только о праве и обязанностях родителей по отношению к собственному ребёнку и представлении ими его интересов.

Кто такой в данном случае есть «законный представитель»? На досудебной стадии изъятия ребёнка из семьи — представитель органов опеки. После лишения родителя родительских прав — директор детского дома/интерната.

И где тогда тут родители?

И для кого тогда этот закон?

Ключевые вопросы

После прочтения закона вопросов больше, чем ответов.

Какие именно «противоправные действия» имеются в виду?

А что подразумевается в данном случае под определением «противоправное бездействие»?

Почему ключевые понятия законопроекта никак не раскрыты в нём?

И отчего всё это так похоже на доныне не раскрытое законодателем понятие «жестокое обращение с ребёнком», которое единственное и является зачастую главным поводом для несправедливого отобрания ребёнка из семьи?

По какой такой надобности информация о родителях и «иных законных представителях» подпадает в данном законе под строжайший информационный запрет?

Не оттого ли, что родители и бабушки-дедушки смогут побороться за своего отобранного опекой ребёнка и обратиться для этого и к должностным лицам, и к общественным организациям, и в СМИ, а также разослать призыв о помощи по социальным сетям?

Чем вызвана необходимость принятия закона? Каково положение дел в сфере, на которую он направлен? Какова статистика о количестве детей, реально пострадавших от разглашения данных о них в СМИ?

На какую социальную ситуацию ориентируется закон, отталкиваясь от позиции, что право на ребёнка принадлежит не его родителям? Разве этот закон — о защите «детей, оставшихся без попечения родителей»?

А может быть, на самом деле он — о том, как можно безопасно и безболезненно можно оставить ребёнка «без попечения родителей»?

Модель вероятностного развития событий

Закон уже принят и совсем скоро будет определять нашу жизнь. Чего нам ждать от него?

Попробуем дополнить правовые пробелы законопроекта самостоятельно и смоделировать последующий ход событий.

Итак, с ребёнком произошло некое противоправное действие. При этом, будем помнить, что речь не идёт о преступлении в отношении «половой неприкосновенности», поскольку об этом говорится в отдельной статье закона.

Оттолкнувшись от практического опыта защиты семьи, можем попытаться раскрыть это понятие самостоятельно: это неправомерное отобрания ребёнка у его родителей по причине «жестокого обращения», выразившегося в виде их бедности. Тем более, что факты незаконного изъятия детей в последнее время неоднократно имели место в разных регионах России и, благодаря своевременному вмешательству общественности, были предметом широкого обсуждения.

Итак, у бедной семьи по надуманному поводу отобрали ребёнка. Куда ей бежать за помощью? Есть несколько вариантов: соседи, родственники, друзья, знакомые, адвокаты, общественность.

Чиновники, осуществившие в отношении семьи это самое противоправное действие, сделают всё, чтобы они ничего не добились.

Общественность, СМИ, Интернет — вот пока ещё те небольшие силы, на которые они могли рассчитывать. Но теперь — и это станет невозможно.

Рассказать о своей беде семья уже не сможет, если:

— родитель в досудебном порядке ограничен в правах (т.е. «является подозреваемым или обвиняемым в совершении данных противоправных действий»), а представитель органов опеки не разрешает публиковать в СМИ сведения о том, как он сам отобрал ребёнка (что абсолютно закономерно)

— ребёнок старше 14 лет написал под диктовку тётеньки из опеки, что он возражает против публикации в СМИ и размещения своей истории в социальных сетях.

СМИ, депутат, чиновник, общественность, друг, подруга, сосед, родственник, которые проникнутся бедой конкретной семьи, лишённой ребёнка, рассказать о такой истории тоже не смогут, потому что каждому из них придётся заплатить свой штраф — в интервале от трех тысяч до одного миллиона рублей «с конфискацией предмета административного правонарушения».

Выводы

Заявленные в законопроекте меры уже существуют в российском законодательстве:

— административная ответственность за разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом, лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, предусмотрена статьей 13.14 КоАП

— статья 4. «Закона о СМИ» о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации.

Правоприменительная практика аналогичного законодательства на Западе свидетельствует о том, что данные нормы являются механизмом лишения семьи возможности защитить детей от отобрания, а семью — от разрушения.

Именно по этой причине любая попытка родителей оповестить общество об отобрании у них детей там жёстко пресекается, и западное общество вынужденно молчит о страшной реальности уничтожения семьи, коснувшейся там уже практически каждого.

Принятый закон представляет собой мощный коррупциогенный посыл, поскольку предполагает блокирование доступа к информации в сфере семьи и создание возможностей для прикрытия злоупотреблений.

Не нужно сомневаться — перед нами самый настоящий ювенальный закон, который не оставит камня на камне от родительства в России.

Перспективы

К сожалению, закон уже принят Госдумой и одобрен Советом Федераций, очередь — за подписью Президента. Осталось несколько дней.

В этот срок можно:

— направить поток телеграмм на адрес: 103132 г. Москва, Старая площадь, д. 4 Президенту РФ В.В. Путину или электронным письмом на сайте: http://letters.kremlin.ru/ с требованием наложить вето на принятие данного закона с целью проработки в части осуществления права родителей на защиту собственного ребёнка

— выйти на одиночные пикеты на Старую площадь

— написать на эту тему статьи

— собирать подписи с протестом против закона (бланки можно получить по адресу: semlot-info@yandex.ru) и отправлять Президенту (в Москве — лично), в регионах (отсканированные) — по электронной почте.

Это не много, но и не мало. Если мы сделаем это все вместе — то и случится то самое чудо, которое одно только и может всех нас спасти.

Ситуация — критическая. Первый снаряд пошёл…

Людмила Аркадьевна Рябиченко, председатель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», член Президиума ЦС движения «Народный собор»

Ювенальная юстиция в России уже внедрена на практике, хотя окончательно не узаконена

Методы власти на рынке детей в РФ: фальсификация, доносы, ложь, беззаконие, насилие

Автор – ss69100

Предлагаем ознакомиться с выдержкой из 300-страничного аналитического доклада РВС (Родительского Всероссийского Сопротивления). К сожалению, антиювенальные заявления высших руководящих лиц РФ доходят не до всех чиновников в регионах и городах.

Поэтому остановить в нашей стране эту ползучую заразу, ювенальную юстицию, возможно лишь силами самих родителей. В том числе, обращаясь в РВС с целью использования накопленного организацией практического опыта борьбы с беззаконием на российском РЫНКЕ ДЕТЕЙ.

Если же кому-то проблема покажется надуманной, то таким людям невредно ознакомиться со статистикой и масштабами изъятия детей из немецких семей в Германии. Соотнеся население РФ и ФРГ, т.е. увеличить число изъятых немецких детей в 1,75 раза, пропорционально численности населения двух стран.

Это то ближайшее будущее, которое в случае пассивности родителей ожидает их детей и внуков. Немецкая ужасающая статистика помещена в конце публикации.

Выводы:

1. С 2013 по 2016 г. Общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» удалось помочь в борьбе с незаконными действиями должностных лиц более чем 150 семьям.

2. Наибольшая заинтересованность зафиксирована в незаконном изъятии из семьи детей в возрасте от 0 до 3 лет.

3. Топ-10 регионов по числу обращений в РВС (в порядке убывания): Москва, Московская область, Новосибирская область, Санкт-Петербург, Пермский край, Волгоградская область, Татарстан, Челябинская область, Ростовская область, Нижегородская область.

4. В 60% случаев при незаконном изъятии детей не выдается никаких документов.

5. 3/4 изъятий детей у опекунов включают нарушения прав на родственную опеку.

6. 44% обратившихся в РВС по поводу незаконного изъятия или угроз изъятия детей проживают в городах-миллионниках либо в центрах регионов России.

7. Четыре года работы РВС показали, что ювенальные технологии уже внедрены в России, хотя окончательно не узаконены.

8. Ювенальными технологиями охвачены практически все регионы страны.

Типичные ошибки и нарушения участников межведомственного взаимодействия в работе с российскими семьями

Причины злоупотребления участников межведомственного взаимодействия (предположения, основанные на практике)

Среди причин злоупотреблений правоприменителей, являющихся системными, а не случайными, эксперты РВС называют следующие.

1. Созданный в России «рынок» детей и высокий спрос на детей, который порождает корыстную заинтересованность в «передаче детей в семью» или в постановке семьи на обслуживание;

2. Заинтересованность в наполнении организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (различных НКО: реабилитационных центров, Центров содействия устройству детей и др.), имеющих подушевое финансирование;

3. Непродуманные показатели работы соц. служб:

– заинтересованность (доплата) в объеме выявления неблагополучия приводят к излишнему рвению;

– объединение противоположных функций в единое ведомство приводят к конфликту интересов.

4. Незнание законов:

а) подмена законов сложившимися обычаями;

б) неразличение видов неблагополучия и их правовых режимов:

– «антисанитария»;

– «ненадлежащее выполнение обязанностей»;

– «невыполнение обязанностей»;

– «социально опасное положение»;

– «непосредственная угроза жизни и здоровью» при игнорировании слова «непосредственная»;

в) игнорирование родительского права (ст. 63, ст. 68 СК РФ) в пользу перестраховки.

5. Профессиональная деформация – неправильные психологические установки в отношении к семьям:

– установка на защиту детей вместо защиты семьи в целом;

– установка, что нужно найти ребенку родителей «получше».

6. Новые технологии социальной работы, созданные на гранты ювенальных фондов, не соответствующие законодательству.

Эти технологии аморальны и приносят страдания людям.

Виды злоупотреблений

1. Процесс выявления семейного неблагополучия

Сотрудники опеки чаще всего (по неграмотности или не считая нужным соблюдать закон) не различают виды неблагополучия и виды его выявления – выявление социально опасного положения (ст. 13 ФЗ-120) и выявление детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 121 ч. 1 СК РФ). В силу этого органы опеки участвуют в первом виде выявления, который не входит в их полномочия.

2. Процесс захвата детей

А. Органами полиции по ФЗ-120:

1) Сотрудники ПДН забирают с улицы не только безнадзорных (ст. 1 ФЗ-120 «контроль за поведением которого отсутствует», «вследствие ненадлежащего исполнения обязанностей»).

Иногда очевидно, что сотрудники неправильно понимают, что значит «безнадзорный». Например, распространено объяснение «находился без законного представителя» (в том числе под это определение подпадают гуляющие на улице дети или даже подростки по дороге из театра).

2) Забирают из дома, когда безнадзорность ни при чем, то есть в присутствии членов семьи, при отсутствии доказательств ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей, нередко фальсифицируя документы:

а) по признакам социально опасного положения, хотя это только основание для индивидуально-профилактической работы, а не для отобрания детей;

б) по субъективному ощущению неблагополучия, когда нет даже признаков социально опасного положения: например, если в доме беспорядок, родители выпившие, и т.п., то есть когда нет оснований говорить о непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка;

в) по основаниям, отсутствующим в законодательстве, но взятым из методичек, несущих собственную, не узаконенную идеологию (и это нарушает требование ст. 8 ФЗ-120 о необходимости соблюдения Конвенции о правах ребенка; служащие отделов ПДН словно не знают, что согласно ст. 21 ч. 1 п. 1 неисполнение родителями обязанностей требует от сотрудников проведения с ними профилактической работы, а не изъятия детей);

г) проникают в дом, не глядя на несогласие жильцов, без должных оснований, без судебного постановления, в нарушение ст. 165 ч. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ со взломом дверей (в таких случаях усматриваются признаки преступления, предусмотренного частью 3 ст. 139 Уголовного кодекса РФ – «Нарушение неприкосновенности жилища, совершенные лицом с использованием своего служебного положения»; однако уголовные дела следственными органами не возбуждаются);

д) с применением физической силы к родственникам и опекунам;

ж) без разъяснения законным представителям несовершеннолетних их прав, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях РФ;

з) с применением психологического воздействия на родителей – вторжение в квартиру с автоматчиками, удержание на руках вытащенного из постели ребенка до тех пор, пока родитель не подпишет требуемые документы.

Б. Опекой по ст. 77 Семейного кодекса РФ:

1) забирают не по постановлению главы администрации;

2) не оставляют Акта изъятия;

3) причина отобрания – не «непосредственная угроза», а просто неблагополучие, которое должно влечь или социальную помощь, или рассмотрение в КДНиЗП по ст. 5.35 КоАП РФ;

4) неправильно оформляют документы при проведении плановых и внеплановых осмотров мест проживания несовершеннолетних;

5) нередко фальсифицируют документы, отражая в актах обстоятельства, не соответствующие действительности, применяя оценочные определения, не регламентированные законами и подзаконными актами, такие как: «кошмарное состояние жилого помещения», «ужасная грязь в квартире, беспорядок», без расшифровки отмеченного, при этом «антисанитария» не подтверждается заключениями «санэпиднадзора» и чаще всего означает отсутствие ремонта в жилом помещении;

6) расширительно толкуют понятие «угроза жизни и здоровью» несовершеннолетнего», позволяющее изымать детей по надуманным основаниям.

3. Заключение детей в медицинское учреждение

1) Согласно ст. 18 ФЗ-120, больницы должны принимать заблудившихся, подкинутых, оставшихся без попечения. На практике же больницы принимают всех, кого привезет полиция, даже если за ними идет плачущая мать, то есть в ситуации, когда статус «оставшийся без попечения» ребенку еще не мог быть присвоен.

2) Как правило, это инфекционная больница, в которой запрещают посещения, ссылаясь на режим, не разрешают родителям и законным представителям оставаться в медицинском учреждении вместе с несовершеннолетними, нуждающимися в постоянном уходе, вопреки ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

3) Администрация медицинских организаций не отдает детей родителям по их требованию даже по окончании «лечения» или в случае отсутствия необходимости в стационарном лечении (ст. 63, 68 СК РФ), отсылая в опеку.

4. Непередача детей под предварительную опеку родственникам

При изъятии детей обычно даже не рассматривается вопрос о целесообразности временного назначения опекуна или попечителя (тем более из числа родственников) вместо помещения ребенка в организацию для детей-сирот (ст. 12 ФЗ-48 «Об опеке и попечительстве»).

5. Невозвращение опекой детей родителям по их требованию (ст. 63, 68 СК РФ)

1) После отобрания ребенка статьи 63 и 68 Семейного кодекса РФ на практике не работают.

Органы опеки родителям выдвигают незаконные требования: собрать документы для возврата детей – «справки о благополучии», то есть об условиях проживания и уровне достатка, прописке, «белой» зарплате и пр. На основании справок сама опека дает или не дает заключение о целесообразности соблюдения закона.

2) В случае подачи опекой заявления в суд на лишение родительских прав отказываются вернуть детей родителям до суда, хотя фактически родители являются законными представителями своих детей, не лишенными по решению суда родительских прав.

6. Отсутствие реабилитационной работы с семьей

Для лишения прав, согласно постановлению Верховного суда РФ от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», необходимо, чтобы были исчерпаны все меры для реабилитации семьи.

Чаще всего опека никаких мер не предпринимает или формально направляет родителей в какую-нибудь НКО для проведения с ними непонятно какой работы.

7. Поспешное присвоение статуса «оставшийся без попечения»

1) Устройство ребенка в приемную семью происходит без вынесения постановления органа опеки о признании ребенка оставшимся без попечения и до лишения родителей родительских прав.

2) При присвоении статуса оперируют тем, что мать ребенка «не забрала из учреждения», тогда как закон требует, чтобы она «отказалась забрать из учреждения». При этом мать бывает вполне доступна и даже хочет вернуть ребенка себе.

Фактически эта процедура является внесудебным лишением родительских прав, так как ею опека присваивает себе право устраивать ребенка по своему усмотрению.

8. Передача под опеку (в т.ч. в приемную семью) ребенка, чьи родители не лишены прав

1) передаются дети, чьи родители не лишены судом родительских прав и хотят воспитывать ребенка;

2) не отрабатываются родственные связи;

3) не отрабатывается приоритет усыновления перед опекой (ст. 124 ч. 1 СК РФ).

9. Выходы «на адрес» по доносам

Родители обвиняются в уголовном преступлении (жестоком обращении) не в уголовно-процессуальном порядке, а на основе методичек, несущих неузаконенную в РФ идеологию и терминологию («эмоциональное насилие», «психологическое насилие»).

10. Со стороны сотрудников детских учреждений системы профилактики безнадзорности правонарушений и преступлений, таких как детские дома и приюты, отмечены следующие нарушения:

1) запрещение свиданий с родителями, не лишенными родительских прав, другими близкими родственниками;

2) помещение анкеты ребенка, родители которого не лишены родительских прав, в федеральную базу со статусом «возможно усыновление»;

3) оформление документов для иностранного усыновления при наличии кровных родственников, проживающих на территории Российской Федерации;

4) удержание подростков в стенах приютов, несмотря на их желание покинуть приют и вернуться в семью;

5) отсутствие своевременных проверок семей опекунов.

11. Со стороны опекунов (не из числа родственников) установлено злоупотребление своими правами:

1) использование детского труда;

2) вовлечение в преступную деятельность.

График изъятия детей из немецких семей Германии. Взят из того же доклада РВС.

Источник

Изъятие детей из семьи: презентация итогового доклада

Зарубки на память: Ювенальщики

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Девочки, это не бред и не глупость. Только что по 1му каналу показывали в новостях, что Дума уже принимает закон!!! Столько противников и ничего правительство не останавливает. Уже были эксперименты с внедрением этой юстиции: нет в холодильнике апельсинов — отбирают детей, старые обои и не сделан ремонт — отбирают детей!! Причем не помогают семьям, где финансово нет возможностей — а просто ОТБИРАЮТ ДЕТЕЙ!!! В семье с родными мамой и папой не получилось — отдадут дальше или отправят в приют, другие усыновят ВАШЕГО РЕБЕНКА!! Девочки, это ужас, причем уже реальный ужас!! Семья в ещё в царской россии была самым главным институом, а сейчас и семью разрушают….. это страшно…. Вы только представьете себе — приходят какие-то тети и дяди, говорят, что у вас не так забит холодильник, что у вас крошки на столе, одевают ВАШИХ детей и уводят…… ВАШИХ … ЛЮБИМЫХ… ДЕТЕЙ….Всего лишь потому что какая-то «дружелюбная» бабка по соседству сообщила, что вы не так обращаетесь сос своим ребенком, просто чтобы напакостить вам например….. а детей уже забрали….Вы думаете, что будут реально забирать детей детей из семей, где пюь не просыхая и про детей забыли? Да как же….. Ребенка в приюте содержать будут обязыавать родителей по решению суда и зарплата работников ювенальной полиции напрямую зивист от количества отобранных детей! Дальше сами логику доведете?…….А вы все «глупость» и «бред»… уже все реальзиуется не смотря ни на какие протесты… скоро и к вам придут, проверить как вы детей воспитываете. Какая поддержка молодых семей?? О чем государство говорит?? Да с таким внедрением рожать страшно, а то может скоро родишь и роддоме сразу ребенка унесут, какой-нибудь социальной службе на воспитание, которой чужие дети не нужны вовсе!!! Как же крепко Запад взялся за наших детей, и как крепко проплачивается этот проект, лишь бы только ввели его законодательно и создали эту «детскую полицию»…КАК ЭТО СТРАШНО И РАЗРУШИТЕЛЬНО!! Будет не Россия, а страна сирот…злых, одиноких сирот, ну неужели и так брошенных детей не хватает, так ещё и из семей хотят поотбирать…

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *