Почему на женских зонах не бывает бунтов? По каким правилам живет женская тюрьма и чем она отличается от мужской? «Русь Сидящая» отвечает на эти вопросы. Первая часть большого погружения в материал Светланы Осиповой посвящена следственным изоляторам

«Там такое напряжение. Заходила новая девочка в камеру, и некоторые просто начинали смеяться. Просто так. Это такой неконтролируемый истерический смех. Это непередаваемое чувство. Я не знаю, как вы это в тексте передадите. Наверное, никак. Это не передать».

Первые дни в СИЗО

«Первые дни в СИЗО – самые страшные, это нельзя рассказать, описать – вспоминает Валя (имя изменено), – ты ничего не знаешь, не понимаешь, напуган всякими книгами, фильмами, рассказами о тюрьме. И все кажется ужасным, ты ждешь подвоха со всех сторон, что тебя побьют, изнасилуют, что-то отберут, а такого не происходит, на самом деле». Валя попала в СИЗО-6 (Москва) в 2004 году, ей тогда было 35 лет, всего в изоляторе она провела пять лет.


На фото: СИЗО-6 («Печатники»), г. Москва

Попав в «Печатники» (так называется СИЗО-6 по месту расположения), она узнала, что заключенные не кидаются на новичков, только что прибывших в камеру, не отбирают вещи, не разъясняют «понятия» – многого из того, что показывают в фильмах про тюрьму, в женских изоляторах и колониях нет. Есть напряжение, потому что рядом с тобой постоянно находятся несколько десятков человек. Есть бессонные ночи – потому что стресс. Есть большая камера, разделенная на три комнаты, дверей между которыми нет.

В одном помещении стоят 21 двухъярусная кровать (шконки) – соответственно 42 места. Около кроватей – приваренные к полу тумбочки, в них можно хранить все, что не запрещено: карандаши, ручки с синей пастой (строго шариковые, не гелевые), тетрадки, косметику и т. д. Нельзя — лак, ацетон, красные, черные, зеленые ручки — чтобы татуировки не делали. Соседняя комната – туалетное помещение, в нем душ (иногда даже есть горячая вода), две раковины, ногомойка (в ней женщины стирают вещи). Чуть дальше – три туалета, разделенные низкой кирпичной перегородкой. Туалетная комната, как и все остальные, просматривается, в двери и стенах сделаны глазки. Третья комната – помещение для приема пищи, так называемая кухня. В ней два больших стола, лавки, холодильники, на холодильнике – телевизор (не во всех камерах). А еще есть откидное окошко в камеру – «кормá» – в него подают «корм». Мест на кухне ровно в два раза меньше, чем спальных мест в камере. Ответить на вопрос «почему так» никто из наших собеседниц не может, но предполагают, что это для того, чтобы ели по очереди, хотя это неудобно — время для приема пищи ограничено.

И это еще не плохо. Во многих СИЗО обстановка намного скромнее. В СИЗО-3 в Серпухове, например, нет тумбочек, и все вещи лежат под кроватями в пакетах. Кровати стоят вдоль стен, между ними – стол, лавок нет. Женщины едят, сидя на первых ярусах. Душа тоже нет, только раковина и туалет, огороженный занавеской, мыться можно в бане раз в неделю.

«Я недавно туда ездила, передачу делала, – рассказывает Мария (имя изменено), ранее сама отсидевшая год в СИЗО в Серпухове. – Встретила там женщину, у нее в СИЗО дочь, она говорит, что в камере нет даже ведра, стирать не в чем. Продукты хранить негде».

Отношения в камере

Среди женщин нет «авторитетов», потому что у женщин нет «понятий», как у мужчин, восходящих к уголовной субкультуре. «Там, скорее, подобие дедовщины», – поясняет одна из бывших заключенных. Тот, кто дольше сидит, имеет определенные привилегии, например, спать в более удобном месте – у окна, у стены. В камере помимо двухъярусных шконок есть так называемая «поляна» – четыре кровати без вторых ярусов. Здесь обычно спят старшая по камере и ее приближенные или женщины, которые дольше сидят («старосиды»). Идет постоянное перемещение со шконки на шконку: когда освобождается более комфортное место, его занимает тот, у кого больше срок. Тот, кто сидит меньше всех, соответственно, спит на шконах, расположенных в менее удобных местах – около туалета, прохода, ближе к двери. Об этой двери (она называется «тормоза») в своих рассказах упоминают многие женщины, говоря «она постоянно лязгает» – характерный громкий звук запомнился почти всем.

Но иногда новеньким может не достаться даже такое неудобное место – например, в условиях перелимита, который в последнее время стал главной проблемой московских СИЗО. Женщины не могут спать по очереди, как мужчины, которые умеют договариваться между собой. Первая причина – та самая «дедовщина»: «Например, я пять лет сижу в СИЗО, и вот девочку новую с воли привели. Кто из нас двоих больше устал? Меня воротит уже ото всего, ото всех этих одинаковых историй, я на грани срыва. Уступлю я ей место?» – поясняет Валя. Вторая – вопрос гигиены: конечно, ничем, кроме грибка и чесотки, так заразиться нельзя, но сам факт волнует многих. Третья причина, по словам Вали, основана на том, что у мужчин, хоть и формально, существует отбой, но они не спят, у них после отбоя только жизнь начинается. В женском СИЗО, если дежурный увидел, что кто-то не лежит в кровати после отбоя, на нее напишут рапорт. Поэтому спать по очереди возможности нет.

Кстати, женщин в тюрьме – в отличие от мужчин – оберегают от туберкулёза, случаи, конечно, бывают, но в целом ситуация гораздо лучше, чем в мужских СИЗО и зонах, где туберкулёз – одна из главных опасностей.

Физическое состояние арестанта оценивается сокамерницами в зависимости от обстоятельств. Мария отмечает: «если в камеру привели беременную женщину, то я уступлю ей место, а кто-то не уступит, все зависит от человека. Это как в электричке». Но в то же время есть и те, кто симулируют – притворяются, что больны, потому что не хотят не то что на полу спать, а просто на второй ярус лезть (лесенок, как в поезде там нет, залезать неудобно, поясняет Мария) – «на пальму».

Предприниматель Алексей Козлов, сидевший в СИЗО-2 («Бутырска»), рассказывает, что в мужском СИЗО вопрос со спальными местами решает смотрящий: «Люди, которые участвуют в жизни камеры, помогают продуктами, деньгами, а также блатные (поддерживающие воровское движение) проблем со спальными местами не имеют». Кроме того, учитывается и такие факторы как возраст и состояние здоровья прибывшего в камеру заключенного: «Все почти как на свободе», – отмечает предприниматель. А то, сколько человек отсидел, на авторитет и уважение к нему сокамерников не влияет.

Но это не значит, что у женщин нет солидарности. Она есть, они поддерживают друг друга, едой делятся. Часто в заключении женщины живут так называемыми «семейками» (как и мужчины) – объединяются по два-три человека, «семейников», вместе едят, помогают друг другу. Например, перелимит в СИЗО-6, по мнению правозащитницы Зои Световой, некоторых женщин сплотил. Несмотря на тесноту – женщинам не хватает спальных мест, заключенные спят на матрасах на полу – женщины помогают друг другу, объединяются и вместе пишут жалобы. В то же время Анна Каретникова рассказывает, что в камерах нарастает нервозность, потому что свободных мест нет, постоянно идут война и торговля за раскладушки и матрасы. Неизбежны конфликты, начинаются притеснения сокамерниц.

Но правозащитники сходятся в том, что условия жизни в СИЗО-6 сейчас из-за перелимита очень тяжелые, а сотрудники не стремятся улучшать или облегчать положение заключенных, даже просьбы выдать вторые матрасы для тех, кто спит на полу, сотрудники не воспринимают как что-то жизненно необходимое – они привыкли выдавать те же матрасы исключительно как поощрение за что-либо. Ну например, претендентка на матрас настучит на сокамерницу, что у нее есть запрещенный предмет – щипчики для ногтей или для бровей, лезвие или ручка с зелеными чернилами.

«Многие женщины не могут попасть к врачу. Сотрудники не воспринимают всерьез проверки, были случаи, когда подделывались заявления, что человек был на медосмотре, а на самом деле не был», – рассказывает Анна Каретникова.

Об этом говорит и Зоя Светова, отмечая, что есть и хорошие сотрудники, но их мало, они физически не успевают за всем уследить.

Типичная вещь для СИЗО – нехватка овощей и фруктов, нормальной горячей еды, элементарных вещей. Там женщина не может просто открыть шкаф или холодильник и взять то, что ей нужно. «Если у тебя есть родственники, которые к тебе приходят, ты начинаешь их просить принести тебе стиральный порошок, шампунь, тазики, крема, какую-то одежду. Ты же остаёшься женщиной, тебе хочется поменять белье, одежду, выглядеть нормально», – рассказывает Валя. Но не у всех заключенных есть кто-то, кто может «греть» их с воли.

Стукачи

«В камере минимум пять-шесть человек, которые регулярно ходят к оперативнику», – вспоминает Валя. Ходят к оперативнику – то есть «стучат». Одна из бывших заключенных рассказывает о практике заключения договора администрации СИЗО с некоторыми заключенными о сотрудничестве – заключенные подписывают неофициальный «контракт», потому что оперативникам действительно надо, чтобы им кто-то «стучал». Это не юридический документ, но если он потом где-то всплывет, тебя свои же «на ремни порежут». А дальше механизм работает следующим образом:

«Например, на меня завели уголовное дело, доказательств очень мало, все шито белыми нитками. Мы с тобой сидим в одной камере, начинаем дружить. Мне о своем деле поговорить не с кем, я вижу в тебе душевного человека, начинаю верить, что это дальше тебя не уйдет, и рассказываю тебе что-то, что играет против меня. И мне в голову не приходит, что ты со мной дружишь, потому что тебе оперативник сказал со мной дружить. И оперативник тебя раз в неделю вызывает, и все, что ты рассказываешь, в итоге попадает в материалы моего уголовного дела».

Валя предполагает, что официально такие «показания» не используются, не учитываются в суде, но передаются вместе со всеми материалами в колонию.

При этом администрации интересны не все заключенные, прежде всего лидеры общественного мнения, сильные личности, способные повлиять на мнение сокамерниц. Им навязчиво предлагают совместную работу или начинают просто «ломать». А выделить сильных и слабых людей в заключении несложно. «Места лишения свободы обнажают натуру человека, – рассказывает Валя. – Мы в камере 24/7 друг у друга на виду. И даже если человек приходит в каком-то образе, который он себе придумал для следователя, адвоката, еще для кого-то, максимум через месяц этот образ спадает».

Методы администрации

Женщины-заключенные в прямом смысле постоянно находятся на расстоянии вытянутой руки друг от друга, и характер человека становится ясен довольно быстро. Это видит и администрация СИЗО. Методы воздействия могут быть разными, но о применении сотрудниками СИЗО физической силы ни одна из собеседниц «Руси Сидящей» не упоминает.

«Бить не бьют, но действенные методы находят. Знакомство с оперативницей начинается с того, что она предлагает помощь, поддержку взамен на то, что ты будешь рассказывать ей чужие истории, докладывать, что в камере происходит. Так вот мы с ней общего языка не нашли, и я, юрист по образованию, начала выдвигать какие-то требования, на что мне было сказано: “Я вас научу, вам это с рук не сойдёт”. И с рук мне это не сошло», – рассказывает Валя.

На тот момент Валя находилась в СИЗО уже четыре месяца, обзавелась хозяйством, только что получила передачу (всего в месяц арестант может получить до 30 кг в передачах). Очень скоро пришла дежурная и, обращаясь к Вале, сказала: «Со всеми вещами через час будь готова». Все вещи – это та самая посылка весом в 30 кг, личные вещи – около 20 кг, матрас.
Как правило, фраза «со всеми вещами» значит, что заключенного переводят в другую камеру. Причина для перевода может быть любая – например, ссора в камере. «Я скатываю матрас, одеяло, собираю вещи, передачу, овощи, которые редкость и вообще сразу съедаются, потому что они портятся быстро, и их нельзя заказать 10 кг, а следующая передача будет только через месяц», – рассказывает Валя. Ее переводят в камеру на другом этаже, в противоположный конец коридора. Здание изолятора трехэтажное, длина коридоров – около 200 метров.

В тот день Валю переводили из камеры в камеру три раза: «Естественно, от моих овощей остался один сок. Так меня учили жизни. То есть либо ты сломаешь спину, таская на себе эти вещи, тазики, матрас, либо будешь сидеть тихо и делать, что говорят», – вспоминает Валя. На следующий день она сообщила об этом адвокату, но когда он пошел к начальнику изолятора, ему сказали, что перевели Валю из камеры в связи с ремонтом, и вообще в ее карточке отмечен только один перевод: «Там и бить не надо – когда так с вещами походишь, ты себя сам уже, считай, избил».

Естественно, для тех, кто сотрудничает, условия пребывания в СИЗО не такие строгие – работники изолятора могут закрыть глаза на какие-то нарушения. Одна из заключенных рассказывает, что тем, кто «стучал», перечисляли на счет какие-то небольшие деньги. То, что стукач передает оперативнику, превращается в оперативную информацию от засекреченного источника, которая затем разрабатывается.

«Так в уголовных делах могут появляться новые эпизоды, – рассказывает Ирина, отсидевшая пять лет в СИЗО-6, – А доказать, что информация появилась именно от сокамерника-стукача, невозможно».

Кто-то идет к оперативнику, чтобы была возможность достать хотя бы необходимые средства гигиены, кто-то ради положительной записи в личном деле, кто-то – из страха. А боятся всегда и всего, потому что наказывают, потому что каждая женщина хочет, чтобы все это кончилось как страшный сон, хочет вернуться к своей семье.

Наказывают всей камерой – за «провинность» одного вся камера может собраться со всеми вещами и сделать три круга по изолятору из одного конца коридора в другой по всем этажам. Если одна из заключенных начинает выражать недовольство по какому-то поводу, на это отрицательно реагирует вся камера – у заключенных разный возраст, разное состояние здоровья, никому не хочется ходить со всеми вещами по изолятору.

«Все заключенные понимают, что так будет, что наказание обязательно последует, и ни в каких документах оно не будет отмечено. Поэтому, если кто-то в камере начинает открывать рот, его быстро зажимают», – поясняет Валя.

Алексей Козлов утверждает, что даже предположить невозможно, чтобы в мужском СИЗО был подобный режим: «Такого, чтобы всю камеру вывели из-за одного человека, наказали – нет. Это может повлечь серьезные последствия – заключенные могут коллективно вскрыть вены. А это очень плохо для руководства, потому что это ЧП, никто из сотрудников в этом не заинтересован». Основная причина в том, что среди мужчин довольно много «авторитетов», к таким людям, соответственно, прислушиваются, вокруг них объединяются. «Руководство не боится одиночек, руководство боится толпы», – отмечает Козлов.

Но такой авторитетный человек может иметь и определенные договоренности с руководством: например, о том, что он не будет допускать, чтобы заключенные подавали жалобы в прокуратуру или Европейский суд по правам человека. «За подобные договоренности заключенный получает поблажки, а того из сокамерников, кто нарушит наложенный запрет, могут даже избить», – рассказывает предприниматель.

При этом ключевое отличие мужского СИЗО от женского Алексей Козлов видит в том, что у мужчин существует так называемая «дорога» (тюремная почта). Это ночная верёвочная система связи между камерами: передаются, как правило, записки, иногда чай, сигареты. Именно благодаря «дороге» мужские камеры могут скоординироваться даже за одну ночь. «Дорога» — обязательный атрибут мужского СИЗО. Есть ночные «дороги» и у женщин, но наличие межкамерной связи здесь зависит от позиции старшей по камере.

«Женщины идут по головам друг друга»

За порядком следит старшая по камере – одна из заключенных, формально ее выбирает камера, но при этом кандидатура старшей должна быть одобрена администрацией. Старшая по камере должна устраивать всех, потому что в ее обязанности входит, во-первых, обеспечение порядка в камере, начиная с записи информации о прибывающих в камеру женщинах – ФИО, статья, приговор, если есть, – и заканчивая предотвращением конфликтов между заключенными. Если в камере возникнут проблемы, старшую могут наказать. Во-вторых, она напрямую взаимодействует с администрацией. Никому не приходит в голову, что статья обвинения, например – это личная информация.

В условиях такого контроля – и со стороны заключенных, и со стороны администрации – протестовать даже против самых несправедливых действий оперативников или сотрудников СИЗО практически невозможно. Женщины зависимы – тем более в заключении – на них очень легко влиять, легко запугать или дать ложную надежду – каждая женщина, находясь в СИЗО, больше всего хочет домой, к своей семье, и ради этого часто готова сделать, сказать, подписать все, что потребуют:

«Многие хотят просто выйти и не хотят проблем. Говорят же, что преступный мир искоренит себя сам, надо только подобрать к нему ключи, и этот ключ подобран – снисхождение, УДО, и женщины идут по головам друг друга», – рассказывает Мария. О том же говорит и Валя, не раз повторяя: «В заключении женщинами зачастую движет страх, жадность и глупость. Нет понятий, нет организованности, таким образом, разве возможно хотя бы подобие бунта?»

Текст: Светлана Осипова

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Самые сексуальные латиноамериканки Голливуда

Киноиндустрия не особо привечает разнообразие, но этих красавиц она запомнила навсегда благодаря их неповторимому шарму. Мы предлагаем вам фотографии самых сексуальных латиноамериканок Голливуда.

(35 фото)

1. Камерон Диаз. Покойный отец Камерон Диаз Эмилио был кубинцем, который был родом из Испании. Красавица блондинка считает себя латиноамериканкой, как она однажды рассказала в интервью «Мои латинские корни очень крепкие. Всю мою жизнь из-за того, что я блондинка и у меня голубые глаза, люди не верили в мое происхождение. То, что я латиноамериканка, очень важно для меня, и я стараюсь привнести это в каждую свою роль».

2. Паз де ла Гуэрта. Паз де ла Гуэрта прежде всего известна своей ролью в «Преступной империи». Уроженка Нью-Йорка является дочерью испанского герцога. Если верить информации, которая выложена об актрисе в Интернете, свое свободное время она предпочитает проводить без одежды.

3. Найа Ривера. Найа Ривера – пуэрториканка с африканскими и немецкими корнями. Она очень сексуальна. В апреле 2010 она снялась обнаженной для журнала «Maxim», вследствие чего стремительно возросло количество мужчин –поклонников сериала «Glee».

4. Дания Рамирез. Актриса и «девушка с обложек» Дания Рамирез родилась в Доминиканской республике. Она мелькала в нескольких клипах, пока не получила наконец роль Майи в «Героях» в 2007 году. До недавнего времени она также снималась в сериале «Entourage».

5. Одетт Эннэйбл. Одета Эннэйбл (урожденная Одетт Юстман)– наполовину кубинка. Она родилась в Колумбии и выросла в Никарагуа. Первая роль этой актрисы была сыграна ею в фильме «Kindergarten Cop». Прекрасная брюнетка вышла замуж за актера Дэйва Эннэйбля из сериала «Братья и сестры» в 2010 году.

6. София Вергара. Колумбийская комедиантка София Вергара – одна из самых известных латиноамериканок на телевидении благодаря своему участию в шоу «Современная семья». Своим успехом она обязана своему комедийному таланту и уникальной внешности.

7. Адриенна Байлон. Бывшая актриса из «Cheetah Girls» Адриенна Байлон родилась в семье пуэрториканки и эквадорца на Манхэттене. Бывшая подружка Роба Кардашиана говорит, что она была первой латиноамериканкой на канале «Дисней».

8. Кристина Агиллера. Кристина Агиллера долгое время не общается со своим отцом, который родом из Эквадора, но гордится своим происхождением. В 2000 она выпустила альбом «Mi Reflejo» на испанском языке, который разошелся по всему миру общим тиражом свыше трех миллионов экземпляров.

9. Джессика Альба. Джессика Альба гордится своими латиноамериканскими корнями, но себя идентифицирует как человека, в котором соединились множество национальностей. В своем интервью в 1008 году она рассказала: «Я всегда пыталась выяснить, как именно люди относятся ко мне? Когда они поймут, что я американка, что измениться в их восприятии Америки, где большинство людей, как и я, смешанной национальности и этнической принадлежности?»

10. Кэт Вон Ди. Телезвезда Кэт Вон Ди родилась в Мехико, ее родители были родом из Аргентины. Она рассказала в интервью: «Я не считаю себя мексиканкой. Я не считаю себя аргентинкой. Я не европейка. Я просто латиноамериканка. И это огромная честь, хотя, возможно, это и звучит сентиментально. Люди не понимают, какое значение имеет происхождение в моей работе и моем искусстве».

11. Алекса Вега. Алекса Вега свободно говорит по-испански, ее отец был родом из Колумбии. В картине «Prada to Nada» она сыграла испорченную «золотую» девочку, которая отказывается признавать тот факт. Что по рождению она мексиканка. Вега рассказывает о фильме: «Есть много латиноамериканцев, которые не признают своей национальности, отказываются от нее. Мы надеемся, что наш фильм поможет таким людям осознать и принять свою национальную принадлежность».

12. Пенелопа Круз. Самая известная актриса, получившая множество наград, в том числе и награду Британской Киноакадемии и «Оскар». Она и ее супруг Хавьер Бардем делят время между Лос-Анджелесом и своей родной страной.

13. Джоанна Гарсиа. Звезда фильма «Better With You» Джоанна Гарсиа выросла во Флориде, мать ее была латиноамериканкой, а отец кубинцем. Когда актриса не занята на съемках, она преподает английский язык как иностранный.

14. Сальма Хайек. Сальма Хайек своей миссией в киноискусстве выбрала добираться большего количества ролей для латиноамериканских актеров. В 2006 году она участвовала в адаптации колумбийского телесериала «Yo Soy Betty La Fea» для американского телевидения и стала одним из исполнительных продюсеров любимого сериала «Дурнушка Бетти».

15. Ева Мендес. Ева Мендес свою первую роль сыграла в клипе Уилла Смита «Майами». Актриса, у которой кубинские корни, сказал в интервью в 2008 году: » За нами будущее. Я не имею в виду за нами-латиноамериканцами, я имею ввиду за этническим разнообразием. Я говорю на английском без акцента. Я говорю на испанском без акцента, я получила самое лучшее от обоих миров».

16. Виктория Джастис. Деми Ловато и Селена Гомез не единственные популярные подростки-латиноамериканцы. Виктория Джастис тоже пуэрториканка по происхождению.

17. Ана де ла Ригера. Мексиканская актриса Ана де ла Ригера известна, прежде всего, своей ролью в фильме «Nacho Libre», а также в сериале «Eastbound & Down».

18. Дейзи Фуэнтес. Родившаяся в Гаване, на Кубе, модель и телеведущая Дейзи Фуэнтес стала известной благодаря MTV. Она объяснила в своем интервью: «Я всегда считала, что это к лучшему, что у меня есть еще одна культура, еще один язык. К чему мне ограничиваться чем-то одним?».

19. Кристина Милиан. Урожденная Кристина Мария Флорес из Джерси, Кристина Милиан – дочка кубинцев. Талантливая певица и автор песен выросла в испаноязычной среде, хотя сама не считает, что свободно говорит по-испански.

20. Зои Салдана. Доминиканская актриса Зои Салдана с гордостью рассказала журналу «Mujer» в своем интервью в 2010 году: «В качестве латиноамериканки ,я очень горжусь своим наследием. Все всегда ищут у себя европейские корни и отрицают свое африканское, к примеру, происхождение, и это отвратительно. Я хочу, чтобы такие люди, как я, не чувствовали себя незащищенными и гордились тем, кто они по национальности, какие они».

21. Дженнифер Лопез. Возможно, самая известная латиноамериканка в мире. Одна из участниц так называемого «латинского прорыва» в музыке 1990-ых. Певица, продюсер, танцовщица, актриса и просто знаменитость.

22. Обри Плаза. Обри Плаза – одна из латиноамериканок штата Делавер. «Я была одной из немногих латиноамериканок в школе. Я наполовину пуэрториканка, у меня огромная семья, а в Пуэрто-Рико куча родственников. Я хотела бы, чтобы мой дедушка научил папу испанскому языку, чтобы тот мог научить меня».

23. Алексис Бледель. Английский – не родной язык для Алексис Бледель. Она вообще не говорила по-английски, пока не пошла в школу. Уроженка Хьюстона, Техас, является дочерью мексиканки и аргентинца.

24. Деми Ловато. Деми Ловато – мексиканка с итальянскими и ирландскими корнями. Темноглазая красавица записала один из своих хитов, «Camp Rock», на испанском. Возможно, когда-нибудь на испанском языке выйдет и целый альбом.

25. Мишель Родригез. Мишель Родригез – дочь доминиканки и пуэрториканца. Очень сексуальная барышня, которая не очень любит нижнее белье.

26. Сессилия Лопез. Доминиканская модель Сессилия Лопез, выходившая на подиум для «Victoria’s Secret», сказала однажды о своей работе: «В моде очень много категоричности, черно-белого. Здесь никого не волнует твое происхождение. Меня не считают доминиканкой. Они просто видят цвет моей кожи. Это сложно – если ты гордишься своим происхождением, то в случае модельного бизнеса можно об этом просто забыть».

27. Ева Лонгория. Уроженка Техаса Ева Лонгория – активная участница латиноамериканского движения. Она даже получила диплом магистра по мультикультурализму в университете Нортриджа в 2009 году. Актриса получила награду за роль Габриэллы Соллис в «Отчаянных домохозяйках» и назвала актрису Софию Вергара «своей любимой латиноамериканкой».

28. Селена Гомез. Селена Гомез наполовину мексиканка, родом из Северного Техаса. «В Голливуде недостаточно латиноамериканцев, и они не получают достаточное признание. Быть способной громко заявить о своей национальной принадлежности и им пользоваться – это надо уметь».

29. Шакира. Колумбийская суперзвезда Шакира влюбила в себя весь испаноязычный мир. Не удивительно, что она пользуется такой популярностью!

30. Лала Васкес. Лала Васкес гордится своими пуэрториканскими корнями. «У людей обычно очень предвзятое мнение о том, что значит быть пуэрториканцем. Для меня подобное очень болезненно. Я постоянно должна оправдываться за то, кем являюсь, так, что ли?».

31. Розарио Доусон. Если вы видели «Death Proof», то наверняка обратили внимание на Розарио Доусон. У нее пуэрториканские и кубинские корни, она уроженка Нью-Йорка. Очень активно участвует в жизни латиноамериканской общины.

32. Америка Феррера. Получившая премию «Эмми» Америка Феррера – самая младшая из шести детей в семье уроженцев Гондураса. В телесериале «Дурнушка Бетти» она помогла преодолеть негативный стереотип, который сложился у многих относительно латиноамериканцев». Она сыграла умную, обаятельную молодую латиноамериканку. На нее приятно взглянуть.

33. Мариса Рамирез. Прекрасная Мариса Рамирез – одна из первых латиноамериканок-лесбиянок, открыто заявивших об этом. У нее индейские и ирландские корни.

34. Сара Рамирез. Сара Рамирез известна не только своим красивым лицом, но и потрясающим голосом. В «Анатомии Грей» она сыграла одну из главных ролей. Родилась в Мексике, выросла в Сан-Диего, училась в школе «Джулиярд скул» в Нью-Йорке. Ее с радостью примут на Бродвее, если ей надоест сниматься в телесериалах.

35. Николь «Снуки» Полицци. Дочка чилийки, которая воспитывалась в итальяно-американской семье. Она не часто говорит о своем происхождении. Просто называет себя «смуглой».

актриса, Голливуд, знаменитости, Испания, латиноамериканка, певица, Пуэрто-Рико

Латиноамериканские красавицы

Я люблю испанский язык со старших классов (спасибо теленовеллам), но именно его латиноамериканский вариант. Успехи мои в языке не особо впечатляют, но читать, петь и сказать что-то сааамое элементарное я на нем могу. Я обожаю слушать интервью, смотреть сериалы на нем. И, конечно, я интересуюсь странами Латинской Америки. Есть очень много знойных латиноамериканских женщин, очень известных у себя на родине или в пределах континента, которых я нахожу очень красивыми. Не стоит думать, что многие из них прошли сквозь горнило пластической хирургии. Мои фаворитки обладают преимущественно belleza natural. И они сделали бы честь любому списку People как самые красивые женщины мира. Asi…

Valeria Mazza

Аргентинская Клаудия Шиффер, часто осмеиваемая за это сходство в молодости , дескать «если бы не сходство, то кто бы ее знал?» или «где Клаудия и где она!». И знаете что? Я смотрю на Клаудию сейчас и понимаю: как же Валерии повезло с ее формой лица, глазами. Она на год младше Клаудии, но вполне узнаваема, у нее ничего не запало, ничего не нависло, от нее по-прежнему бегут мурашки. Прекрасная семья (3 сына и дочурка), муж, с которым они до сих пор (с ее четырнадцати лет) ходят за руку. Viva Valeria!

Милое семейство

Eugenia Suarez

А это своего рода аргентинская Марго Робби. Родись Эухе в Европе или Штатах, слава ее гремела бы уже по городам и весям. Но она родилась в Буэнос-Айресе и вполне счастлива в своей стране. Репутация у нее не самая безупречная, зато красота не вызывает никаких подозрений. Все свое, натуральное, ибо снимается малышка с детства и перемены во внешнем виде сразу бы осветились в прессе. Красотка не замужем, растит милую 2-х летнюю дочку Руфину и переживает очередной роман с партнером по сьемочной площадке Бенхамином Викуньей.

Пухлогубка с детства

Emma Rabbe

Эмма родилась в Канаде, но выросла и прославилась в Венесуэле. Стала в 1988 Мисс Венесуэла. Многие наверное помнят ее по сериалам «Королева сердец», «Моя прекрасная толстушка»или «Белиссима». Была замужем за Даниэлем Альворадо, родила от него 3-х сыновей. Сейчас живет в Канаде.

с бывшим мужем

с теперешним мужчиной

сыновья

Scarlet Ortiz

Еще одна венесуэльская красавица. Она покорила меня в «Луисе Фернанде». Просто нереальная красота! Удивилась, узнав, что она замужем за Юлем Буркле, который играл ее друга в сериале, у них милая дочка, на нее совсем не похожая.

с мужем и дочкой

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *