1. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

2. Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 настоящего Кодекса. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Комментарий к Ст. 1070 ГК РФ

1. Согласно Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53); права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52).

2. Комментируемая статья разграничивает случаи возмещения вреда, причиненного в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Первый пункт комментируемой статьи подлежит применению в случаях незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также незаконного привлечения юридического лица к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности.

Таким образом, в силу комментируемых норм возмещается вред в случаях, когда противоправное поведение публично-правового субъекта имеет специальный характер. В перечисленных выше случаях гражданину или юридическому лицу причинен в особенности тяжелый вред. Действительно, среди принадлежащих личности нематериальных благ свобода и возможность свободного передвижения являются одними из важнейших благ, а незаконное ограничение свободы причиняет подчас самые тяжкие страдания. То же можно сказать и о приостановлении деятельности юридического лица, ради которой создано само юридическое лицо. Особый характер вреда, причиняемого гражданам и юридическим лицам в случаях незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также незаконного привлечения юридического лица к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, требует применения специальной конструкции ответственности публичного субъекта. Эта специальная конструкция заключается в ответственности без вины. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи в перечисленных случаях вред возмещается в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

При этом в ГК РФ указывается, что порядок возмещения вреда в таких случаях устанавливается федеральным законом. В настоящее время такого закона не существует, и порядок возмещения определяется общими положениями о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами (ст. 1069 ГК).

3. Перечень случаев, в которых в соответствии с п. 1 комментируемой статьи производится возмещение вреда, требует уточнения в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, который отметил, что положение лица, задержанного в качестве подозреваемого и помещенного в условия изоляции, по своему правовому режиму, степени применяемых ограничений и претерпеваемых в связи с этим ущемлений тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения. Следовательно, и вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, должен возмещаться государством в полном объеме независимо от вины соответствующих должностных лиц не только в прямо перечисленных в п. 1 комментируемой статьи случаях, но и тогда, когда вред причиняется в результате незаконного применения в отношении гражданина такой меры процессуального принуждения, как задержание. Пункт 1 комментируемой статьи по его конституционно-правовому смыслу означает, что подлежит возмещению за счет казны в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда вред, причиненный гражданину не только в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, но и в результате незаконного задержания в качестве подозреваемого .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 440-О «По жалобе гражданки Аликиной Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации».

4. Специфика положений, содержащихся в п. 2 комментируемой статьи, сводится к тому, что возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, производится по принципу вины. При этом наиболее важной проблемой правоприменения является вопрос о вине судьи в случаях причинения вреда при осуществлении правосудия.

В соответствии с комментируемой статьей вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Конституционный Суд РФ высказал свою позицию по поводу данной нормы в Постановлении от 25 января 2001 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова».

Как отмечает Конституционный Суд РФ, Гражданским кодексом РФ в качестве общего основания ответственности за причинение вреда предусмотрено, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064), т.е. по общему правилу бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда. Положение п. 2 ст. 1070 Кодекса является исключением из этого правила: в предусмотренном им случае не действует презумпция виновности причинителя вреда, вина которого устанавливается в уголовном судопроизводстве, т.е. за пределами производства по иску о возмещении вреда.

Такое специальное условие ответственности за вред, причиненный при осуществлении правосудия, как отмечено в названном Постановлении, связано с особенностями функционирования судебной власти, закрепленными Конституцией РФ (гл. 7) и конкретизированными процессуальным законодательством (состязательность процесса, значительная свобода судейского усмотрения и др.), а также с особым порядком ревизии актов судебной власти. Производство по пересмотру судебных решений, а следовательно, оценка их законности и обоснованности осуществляются в специальных, установленных процессуальным законодательством процедурах: посредством рассмотрения дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях. Пересмотр судебного решения посредством судебного разбирательства по иску гражданина о возмещении вреда, причиненного при осуществлении правосудия, фактически сводился бы к оценке законности действий суда (судьи) в связи с принятым актом, т.е. означал бы еще одну процедуру проверки законности и обоснованности уже состоявшегося судебного решения и, более того, создавал бы возможность замены по выбору заинтересованного лица установленных процедур проверки судебных решений их оспариванием путем предъявления деликтных исков.

Между тем в силу указанных конституционных положений это принципиально недопустимо, иначе сторона, считающая себя потерпевшей от незаконных, с ее точки зрения, действий судьи в ходе разбирательства в гражданском судопроизводстве, будет обращаться не только с апелляционной либо кассационной жалобой, но и с соответствующим иском, а судья всякий раз будет вынужден доказывать свою невиновность. Тем самым, по мнению Конституционного Суда РФ, была бы по существу перечеркнута обусловленная природой правосудия и установленная процессуальным законодательством процедура пересмотра судебных решений и проверки правосудности (законности и обоснованности) судебных актов вышестоящими инстанциями.

Результат осуществления правосудия находится в зависимости от «судейской дискреции», в результате разграничить незаконные решения, принятые вследствие не связанной с виной ошибки судьи и его неосторожной вины, затруднительно. Поэтому участник процесса, в интересах которого судебное решение отменяется или изменяется вышестоящей инстанцией, может считать, что первоначально оно было постановлено не в соответствии с законом именно по вине судьи. В этих условиях обычное для деликтных обязательств решение вопроса о распределении бремени доказывания и о допустимости доказательств вины причинителя вреда могло бы парализовать всякий контроль и надзор за осуществлением правосудия из-за опасения породить споры о возмещении причиненного вреда.

Положение п. 2 комментируемой статьи, которое оспаривалось заявителями в Конституционном Суде, не только исключает презумпцию виновности причинителя вреда, но и предполагает в качестве дополнительного обязательного условия возмещения государством вреда установление вины судьи приговором суда и, следовательно, связывает ответственность государства с преступным деянием судьи, совершенным умышленно (ст. 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» УК РФ) или по неосторожности (неисполнение или ненадлежащее исполнение судьей как должностным лицом суда своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если оно повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, — ст. 293 «Халатность» УК РФ).

Как полагает Конституционный Суд РФ, учитывая, что активность суда в собирании доказательств ограничена, законодатель вправе связать ответственность государства за вред, причиненный при осуществлении правосудия (т.е. при разрешении дела по существу) посредством гражданского судопроизводства, с уголовно наказуемым деянием судьи в отличие от того, как это установлено для случаев возмещения вреда, повлекшего последствия, предусмотренные п. 1 комментируемой статьи, в соответствии с которым ответственность государства наступает независимо от вины должностных лиц суда. В этой связи оспариваемое положение п. 2 ст. 1070 было признано не противоречащим Конституции РФ.

В то же время судебные акты хотя и принимаются в гражданском судопроизводстве, но ими дела не разрешаются по существу и материально: правовое положение сторон не определяется, не охватываются понятием «осуществление правосудия» в том его смысле, в каком оно употребляется в п. 2 комментируемой статьи; в таких актах решаются, главным образом процессуально, правовые вопросы, возникающие в течение процесса — от принятия заявления до исполнения судебного решения, в том числе при окончании дела (прекращение производства по делу и оставление заявления без рассмотрения).

Вследствие этого положение о вине судьи, установленной приговором суда, не может служить препятствием для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) судьи в ходе осуществления гражданского судопроизводства, в случае если он издает незаконный акт (или проявляет противоправное бездействие) по вопросам, определяющим не материально-правовое (решение спора по существу), а процессуально-правовое положение сторон. В таких случаях, в том числе в случае противоправного деяния судьи, не выраженного в судебном акте (нарушение разумных сроков судебного разбирательства, иное грубое нарушение процедуры), его вина может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением. При этом не действует положение о презумпции вины причинителя вреда, предусмотренное п. 2 ст. 1064 ГК РФ.

Изложенные выше соображения, приведенные в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г., позволили суду прийти к выводу о том, что порядок возмещения вреда, причиняемого во всех таких случаях, а равно когда при причинении вреда в гражданском судопроизводстве уголовное преследование в отношении судьи прекращено по нереабилитирующим основаниям, подлежит законодательному урегулированию. В указанном Постановлении отмечено, что Федеральному Собранию надлежит урегулировать применительно к названным случаям основания и порядок возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), а также подведомственность и подсудность такого рода дел.

К сожалению, до сих пор эта часть Постановления Конституционного Суда РФ не выполнена. 30 сентября 2008 г. Верховный Суд РФ, пользуясь предоставленным ему Конституцией РФ правом законодательной инициативы, внес в Государственную Думу проект Федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов», а также проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов». Однако указанные законопроекты были отрицательно оценены Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, представившим по ним свое заключение. Как отмечается в заключении, предлагаемые законопроекты не охватывают всех случаев причинения вреда при осуществлении правосудия, а также фактически ограничивают право на возмещение по сравнению с действующими положениями ГК РФ.

Комментарий к статье 1070 ГК РФ

1. Коммент. ст., как и ст. 1069 ГК, посвящена ответственности за вред, причиненный актами власти. Однако в данном случае речь идет об актах особого рода, которые применяются правоохранительными органами и судами. Поскольку правила возмещения вреда, причиненного в указанной сфере, отличаются значительной спецификой, они как в ранее действовавшем законодательстве, так и сейчас урегулированы особо. В основном ст. 1070 воспроизводит положения ст. 447 ГК 1964 г., несмотря на единодушную критику их со стороны ученых. В настоящее время она нуждается в коренном пересмотре, поскольку в значительной степени «перекрыта» правилами гл. 18 «Реабилитация» УПК, с принятием которого гарантии прав и законных интересов потерпевших значительно повышены. Шаг этот тем более знаменателен, поскольку его не сделали или не смогли сделать составители проекта ГК.

2. Статья 1070 подразделяет незаконные акты власти правоохранительных органов и суда на три группы, устанавливая для каждой из них несовпадающие условия возмещения вреда. Во-первых, это акты власти, исчерпывающий перечень которых дан в п. 1. Ответственность за причиненный ими вред наступает независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Во-вторых, это иные незаконные акты власти правоохранительных органов (но не суда!), которые не подпадают под перечень, содержащийся в п. 1. Причиненный ими вред возмещается по правилам ст. 1069 ГК, т.е. лишь при наличии вины соответствующих должностных лиц, которая в соответствии с общим правилом презюмируется.

В-третьих, это незаконные акты правосудия, не вошедшие в перечень п. 1 ст. 1070. В данном случае ответственность наступает, если только вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Конституционность этой нормы была подтверждена в целом Постановлением Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П (СЗ РФ. 2001. N 7. Ст. 700). При этом Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что под осуществлением правосудия в п. 2 ст. 1070 понимается «не все судопроизводство, а лишь та его часть, которая заключается в принятии актов судебной власти по разрешению подведомственных суду дел, т.е. судебных актов, разрешающих дело по существу (п. 4). Вследствие этого положение о вине судьи, установленной приговором суда, не может служить препятствием для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) судьи в ходе осуществления гражданского судопроизводства, в случае если он издает незаконный акт (или проявляет противоправное бездействие) по вопросам, определяющим не материально-правовое (решение спора по существу), а процессуально-правовое положение сторон. В таких случаях, в том числе в случае противоправного деяния судьи, не выраженного в судебном акте (нарушение разумных сроков судебного разбирательства, иное грубое нарушение процедуры), его вина может быть установлена не только приговором суда, но и иным судебным решением (п. 5)».

Со вступлением в действие новых УПК и КоАП указанное подразделение незаконных актов правоохранительных органов и суда во многом утратило свое значение. В частности, согласно ст. 133 УПК правом на возмещение вреда, причем независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда, обладают любые лица, незаконно подвергнутые любым мерам процессуального принуждения, а также принудительным мерам медицинского характера в ходе производства по уголовному делу.

Данное мнение, судя по Определению от 4 декабря 2003 г. N 440-О «По жалобе гражданки Аликиной Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации» (документ официально не опубликован), разделяется и Конституционным Судом РФ. В указанном Определении Конституционный Суд РФ еще раз подтвердил свою позицию, отраженную в Постановлении от 27 июня 2000 г. по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР, согласно которой применительно к обеспечению конституционных прав понятия «задержанный», «обвиняемый», «предъявление обвинения» должны толковаться в их конституционно-правовом смысле, а не в придаваемом им УПК РСФСР, и что в целях реализации конституционных прав граждан необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование.

Положение лица, задержанного в качестве подозреваемого и помещенного в условия изоляции, по своему правовому режиму, степени применяемых ограничений и претерпеваемых в связи с этим ущемлений тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения. Следовательно, и вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, должен возмещаться государством в полном объеме независимо от вины соответствующих должностных лиц не только в прямо перечисленных в п. 1 ст. 1070 случаях, но и тогда, когда вред причиняется в результате незаконного применения в отношении гражданина такой меры процессуального принуждения, как задержание.

Сказанное лишний раз убеждает в необходимости решительного отказа от закрепления в коммент. ст. какого-либо перечня конкретных мер процессуального принуждения.

3. Непременным условием возникновения у потерпевшего права на возмещение вреда на основании ст. 1070 является прекращение уголовного или административного преследования по так называемым реабилитирующим основаниям (за отсутствием события преступления или административного правонарушения, за отсутствием в деянии состава преступления или административного правонарушения и т.п.). Напротив, прекращение преследования по иным основаниям (акт амнистии, истечение срока давности, недостижение возраста, с которого наступает ответственность, и др.) не является основанием для возмещения причиненного вреда.

4. Вред подлежит возмещению в полном объеме. Тот перечень имущественных потерь потерпевшего, который имеется в Положении о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г., в настоящее время носит лишь примерный характер и к тому же в значительной степени «перекрыт» ст. 135 УПК.

Что касается порядка и сроков обращения за возмещением вреда, то они определены гл. 18 УПК и сохраняющим силу Положением от 18 мая 1981 г. Последний акт, разумеется, применяется с учетом последующих изменений, связанных с возможностью обжаловать в суд любые решения, принятые в административном порядке.

Данные выводы подтверждены решением ВС от 5 апреля 2004 г. (РГ. 2004. 30 июня).

5. Пересмотру подлежит и ранее считавшееся незыблемым положение о том, что по ст. 1070 вред возмещается только гражданам. В соответствии со ст. 53 Конституции РФ истцами могут выступать и юридические лица, которым причинен вред незаконными актами правоохранительных органов и суда. Это подтверждает ст. 139 УПК, согласно которой причиненный юридическим лицам вред возмещается государством в полном объеме в порядке и сроки, установленные гл. 18 УПК.

Поэтому следует признать явно недостаточным внесенное 9 мая 2005 г. в п. 1 ст. 1070 дополнительное указание на то, что возмещению подлежит также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности. Данное дополнение является даже вредным, так как создает почву для рассуждений о том, что в иных случаях причинения вреда юридическому лицу незаконными действиями правоохранительных органов и суда он не подлежит возмещению.

6. Причиненный потерпевшим вред возмещается в настоящее время лишь за счет казны Российской Федерации, поскольку законом не предусмотрены случаи, когда вред возмещается за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования. О лицах, выступающих от имени казны, см. коммент. к ст. 1071 ГК.

Дело N399-О.

Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть вторая » Раздел IV. Отдельные виды обязательств » Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда » § 1. Общие положения о возмещении вреда » Статья 1070. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда » Дело N399-О.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 февраля 2017 г. N 399-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ДОРОША ИГОРЯ ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ СТАТЬЕЙ 1070 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина И.И. Дороша к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Определением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, было прекращено производство по делу по исковому заявлению гражданина И.И. Дороша к Министерству финансов Российской Федерации о взыскании убытков и компенсации морального вреда, причиненного в результате вынесения судом постановления о продлении срока содержания под стражей, которое впоследствии было отменено. При этом, прекращая производство по делу и руководствуясь в том числе статьей 1070 ГК Российской Федерации, суды исходили из того, что вина судьи не была установлена приговором суда или иным судебным решением, а срок содержания под стражей И.И. Дороша в полном объеме был зачтен в назначенный ему приговором суда срок наказания.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.И. Дорош оспаривает конституционность статьи 1070 ГК Российской Федерации, согласно которой вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом (пункт 1) ; вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 данной статьи , возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 данного Кодекса; вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (пункт 2) .

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 2 , 15 (часть 4) , 17 , 18 , 19 (части 1 и 2 ), 45 , 46 (части 1 и 2 ), 53 , 118 и 120 Конституции Российской Федерации, поскольку предусматривают возможность возмещения вреда, причиненного деятельностью суда, только в том случае, если вина судьи установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Статья 1070 ГК Российской Федерации, устанавливающая дополнительные гражданско-правовые гарантии для защиты прав граждан и юридических лиц от незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, основанные на статьях 52 и 53 Конституции Российской Федерации, не препятствует возмещению вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, при наличии общих и специальных условий, необходимых для наступления данного вида деликтной ответственности, и с учетом ее конституционно-правового истолкования, выраженного в сохраняющих силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации ( Постановление от 25 января 2001 года N 1-П и Определение от 8 апреля 2010 года N 524-О-П), не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 , частью первой статьи 79 , статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дороша Игоря Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Комментарий к Ст. 1069 ГК РФ

1. Статьи 1069 — 1071 ГК РФ образуют основу института возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, — института возмещения вреда, причиненного актами власти. Одно из наиболее значимых научных исследований этого института провел А.Л. Маковский .

В комментируемой статье закреплены общие положения данного института, ст. 1070 устанавливает специальные положения для случаев причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, а в ст. 1071 уточняется лишь порядок участия публичного субъекта в деликтном правоотношении.

2. На протяжении весьма длительного периода, начиная с 1917 г., в отечественном законодательстве отсутствовали какие бы то ни было основания для возмещения вреда, причиненного действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Так, не содержалось соответствующих норм в Конституции (Основном Законе) РСФСР 1918 г., Основном Законе (Конституции) СССР 1924 г., Конституции (Основном Законе) СССР 1936 г., Конституции (Основном Законе) РСФСР 1937 г. Не были закреплены положения о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами, и в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г.

С 1 мая 1962 г. были введены в действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, ст. 89 которых предусматривала возможность возмещения вреда, причиненного неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, однако лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Аналогичные положения были закреплены в ст. 447 ГК РСФСР 1964 г.

18 мая 1981 г. был принят, а 24 июня 1981 г. утвержден Законом СССР Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» (далее — Указ о возмещении ущерба). В соответствии с этим Указом ущерб, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, подлежал возмещению государством в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Указ о возмещении ущерба опирался на ст. 58 Конституции СССР 1977 г., в соответствии с которой гражданам СССР предоставлялось право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей. Конституция СССР была введена в действие с 7 октября 1977 г. Аналогичная норма была закреплена в ст. 56 Конституции РСФСР, введенной в действие с 12 апреля 1978 г.

Соответствующие Указу о возмещении ущерба изменения были внесены в ст. 89 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 октября 1981 г., а в ст. 447 ГК РСФСР — Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 февраля 1987 г.

Однако особенностью Указа о возмещении ущерба явились специальные правила о его применении. В соответствии с п. 3 Указа право на возмещение ущерба получили граждане, в отношении которых незаконные действия были совершены после 1 июня 1981 г. Тем самым исключалась возможность возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, имевшими место не только в 20-х, 30-х, 40-х, но и в 70-х гг. XX в.

Последующее гражданское законодательство хотя и закрепляло положения о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, однако так же, как и Указ о возмещении ущерба, не придавало соответствующим нормам обратной силы.

Так, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденные 31 мая 1991 г. (применялись на территории Российской Федерации в силу Постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы»), содержали нормы об ответственности за вред, причиненный незаконными действиями государственных органов, но не предполагали их применения на прошлое время.

Введенный с 1 января 1995 г. Гражданский кодекс РФ (часть первая) содержит ст. 16, в соответствии с которой убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению. В то же время Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» закрепляет общее положение о действии норм Кодекса во времени и не придает обратной силы его ст. 16.

Положения об ответственности за вред, причиненный актами власти, закреплены в части второй ГК РФ, которая была введена в действие с 1 марта 1996 г. Статья 12 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» содержит специальное указание на то, что действие ст. ст. 1069 и 1070 Кодекса распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным.

Таким образом, причинявшие вред деяния органов власти и их должностных лиц, имевшие место в период с 25 октября (7 ноября) 1917 по 1 июня 1981 г., никогда не рассматривались законодателем в качестве оснований для возмещения вреда.

Окончательное закрепление в современном законодательстве института возмещения вреда, причиненного актами власти, подчеркивает основной принцип участия государства в гражданских правоотношениях — участие на равных с иными субъектами началах .

———————————
Как отмечал А.И. Масляев, «включение Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в число участников гражданских правоотношений означает обязательность соблюдения ими основных начал гражданского законодательства» (см.: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 1997. С. 107).

3. К условиям возмещения вреда в соответствии с комментируемой статьей следует отнести прежде всего наличие вреда (см. комментарий к статье 1064 Гражданского кодекса России). Вред может иметь как имущественный, так и неимущественный характер, т.е. на основании положений комментируемой статьи может быть взыскана также компенсация морального вреда . Необходимым условием возникновения оснований для компенсации морального вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, является нарушение личных неимущественных прав потерпевшего (ст. 151 ГК).

———————————
Так, например, К.Б. Ярошенко считает, что вред необходимо рассматривать как единую категорию, включающую как имущественный, так и моральный вред (см.: Ярошенко К.Б. Понятие и состав вреда в деликтных обязательствах // Проблемы гражданского права: Сб. статей. М., 2000. С. 335 — 336).

Вторым условием возмещения вреда, причиненного актами власти, является причинно-следственная связь между действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов и наступившими вредоносными последствиями. Законодатель прямо указывает на то, что вред может быть причинен в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления.

Третье условие — противоправность деяния причинителя вреда — в комментируемой статье определено как «незаконные действия (бездействие)» государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов. Бремя доказывания правомерности деяния причинителя вреда лежит на ответчике.

И наконец, четвертым условием возмещения вреда, причиненного актами власти, является вина. Известный принцип «действия работников должника считаются действиями должника», отраженный в ст. ст. 402 и 1068 ГК РФ, применительно к случаям причинения вреда актами власти означает, что действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления есть действия или бездействие конкретных служащих или должностных лиц. В этом утверждении необходимо опираться на п. 2 ст. 124 ГК РФ, в соответствии с которым к публично-правовым образованиям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

4. Одним из важнейших положений комментируемой статьи является определение субъекта в деликтном правоотношении — публично-правового образования, являющегося причинителем вреда. Указание на то, что вред возмещается за счет, соответственно, казны Российской Федерации, казны субъекта Федерации или казны муниципального образования, означает, что ответчиком в таких случаях должно выступать соответствующее публично-правовое образование. Этот вывод следует из ст. 124 ГК РФ, в соответствии с которой Российская Федерация, субъекты Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.

Как отмечается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», рассматривая иски, предъявленные согласно ст. ст. 16, 1069 ГК РФ, судам необходимо иметь в виду, что должником в обязательстве по возмещению вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, также является публично-правовое образование, а не его органы либо должностные лица этих органов. Следовательно, при удовлетворении указанных исков в резолютивной части решения суда должно говориться о взыскании денежных средств из казны соответствующего публично-правового образования, а не с государственного или муниципального органа.

Понятие «казна» определено в ст. ст. 214 и 215 ГК РФ . Государственная или муниципальная казна состоит из средств соответствующего бюджета и иного государственного или муниципального имущества, не закрепленного за государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями. Вред, причиненный актами власти, возмещается за счет имущества, составляющего казну, в соответствии с положениями ст. 126 ГК РФ, отграничивающей ответственность публично-правового субъекта от ответственности созданных им юридических лиц. Учитывая положения ст. 126 ГК РФ, необходимо признать, что государство и муниципальные образования отвечают за причиненный ими вред не всей своей казной, а лишь той ее частью, которая не изъята из гражданского оборота («за исключением имущества, которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности»). Кроме того, невозможно обратить взыскание по обязательствам публичных субъектов и на земельные участки и природные ресурсы, поскольку в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 126 ГК РФ это возможно лишь в случаях, предусмотренных законом.

Указанные особенности обращения взыскания на имущество публично-правовых образований понудили законодателя специально определить порядок исполнения судебных актов в таких случаях. Федеральным законом от 27 декабря 2005 г. N 197-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» Бюджетный кодекс Российской Федерации (далее — БК РФ) был дополнен гл. 24.1 «Исполнение судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации». В соответствии со ст. 242.2 названной главы для исполнения судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или их должностных лиц, в том числе в результате издания государственными органами Российской Федерации актов, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту, а также судебных актов по иным искам о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации (за исключением судебных актов о взыскании денежных средств в порядке субсидиарной ответственности главных распорядителей средств федерального бюджета), документы направляются для исполнения в Министерство финансов РФ. После этого исполнение судебных актов осуществляется в течение трех месяцев со дня поступления исполнительных документов за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели законом (решением) о бюджете. При исполнении судебных актов в объемах, превышающих ассигнования, утвержденные законом (решением) о бюджете на эти цели, вносятся соответствующие изменения в сводную бюджетную роспись.

Для случаев, когда вред возмещается за счет казны субъекта Федерации или муниципального образования, БК РФ предусматривает аналогичные нормы.

Однако положения бюджетного законодательства не исключают применения норм ГК РФ об объеме ответственности публично-правового образования. Для участия в гражданских правоотношениях любому субъекту необходим такой признак, как имущественная обособленность или имущественная самостоятельность (ст. 2 ГК). Наличие отдельного имущества, обособленного от имущества иных лиц, — качество, необходимое для обеспечения стабильности и эффективности гражданского оборота. Очевидно, что реальная способность субъекта платить по своим обязательствам — наиболее привлекательная черта, выгодно отличающая его от других перед потенциальными контрагентами. Все сказанное может быть в известном смысле применено и к публичным субъектам гражданского права.

Поэтому справедливо утверждение ВАС РФ о том, что недопустимо ограничение источников взыскания с публично-правовых субъектов путем указания на взыскание только за счет средств бюджета, поскольку такое ограничение противоречит ст. ст. 126, 214, 215 ГК РФ. В данном случае действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющим казну (см. п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации»).

После установления невозможности исполнения решения суда за счет средств бюджета в порядке, предусмотренном гл. 24.1 БК РФ, взыскатель вправе обратиться в службу судебных приставов, а судебный пристав-исполнитель вправе осуществить исполнительные действия по аресту и реализации принадлежащего публично-правовому образованию на праве собственности имущества, не закрепленного за созданными им юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, на которое может быть обращено взыскание.

5. Иногда к комментируемому институту ошибочно причисляют положения законодательства о реабилитации жертв политических репрессий. Это неверно. Нормы Закона РФ от 18 октября 1991 г. N 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» (далее — Закон о реабилитации), определяющие правовые последствия реабилитации жертв политических репрессий, не могут быть отнесены к гражданско-правовому институту возмещения вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами. Во-первых, характер правовых последствий реабилитации жертв политических репрессий (в части возврата утраченного имущества или возмещения его стоимости ограниченный) имеет весьма существенные отличия от характера указанного института. Более того, взятые в целом эти последствия с возмещением вреда не совпадают по объему. Во-вторых, положения гражданского законодательства о возмещении вреда, причиненного органами государственной власти и их должностными лицами, носят императивный характер и не предполагают существования иных правил, установленных специальным законом. В-третьих, предусмотренные Законом о реабилитации правовые последствия распространяются на случаи, имевшие место в весьма отдаленном прошлом. Подобной обратной силы не имеют нормы действующего гражданского законодательства.

Не случайно законодатель при установлении порядка и последствий реабилитации жертв политических репрессий создал специальное законодательство, наличие которого позволяет обойти запрет на имущественные взыскания с государства за деяния органов государственной власти или их должностных лиц, совершенные до 1 июня 1981 г., и в какой-то степени защитить нарушенные субъективные права жертв политических репрессий.

Аналогичное соотношение между названными институтами установил и Конституционный Суд РФ в своем Определении от 21 декабря 2004 г. N 432-О, в соответствии с которым действием Закона о реабилитации не может «ограничиваться или исключаться применение общих норм действующего законодательства, в том числе гражданского права, касающихся защиты права собственности, возмещения причиненного вреда и т.д., которые должны применяться судами в случаях, когда гражданин, в том числе имеющий право на реабилитацию, обращается за защитой своих прав в судебном порядке на основе общегражданских норм». Справедливости ради, однако, надо заметить, что из приведенной позиции Конституционного Суда в сущности не следует, что суммы вреда, причиненного репрессиями, подлежат взысканию в полном объеме в пользу потерпевших. Если лицо, которому в соответствии с положениями Закона о реабилитации выдан документ о реабилитации, потребует в судебном порядке полного возмещения причиненного вреда, ссылаясь на положения действующего Гражданского кодекса РФ, то в удовлетворении такого требования ему должно быть отказано со ссылкой на ст. 12 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации». Следовательно, обоснование требований жертв политических репрессий нормами действующего гражданского законодательства (о чем упоминается в ряде определений Конституционного Суда) возможно лишь при виндикации утраченного этими гражданами имущества, обнаруженного у третьих лиц (разумеется, при соблюдении условий предъявления и удовлетворения виндикационного иска, а также с учетом истечения давностных сроков). Вероятность удовлетворения таких требований крайне мала.

Статья 1069 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами

Новая редакция Ст. 1069 ГК РФ

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

1. Ответственность за вред, причиненный публичной властью, предусмотрена не только гражданским законодательством, но и Конституцией Российской Федерации (ст. 53). Особенности данного вида обязательств обусловлены особыми субъектами ответственности — ими являются органы публичной власти или обладающие властными полномочиями их должностные лица.

2. Состав условий гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный публичной властью, отличен от генерального деликта характером противоправности действий (бездействия) органов власти:

а) противоправность выражается в незаконности акта или иного проявления власти;

б) бремя доказывания противоправности действий публичной власти лежит на потерпевшем.

3. Поскольку акты органов публичной власти по определению предполагаются законными, для возникновения ответственности необходимо предварительное судебное признание таких актов недействительными.

Под действием органов власти понимаются правовые акты, постановления, приказы и т.д., бездействие выражается в неисполнении органами и должностными лицами возложенных на них обязанностей.

Судебная практика.

Требование о признании ненормативного правового акта недействительным и требование о возмещении вреда, основанное на ст. 1069 ГК РФ, могут быть соединены в одном исковом заявлении, если они связаны между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам и к участию в деле привлечены соответственно государственный орган, орган местного самоуправления, должностное лицо этих органов, а также публично-правовое образование, ответственное за возмещение вреда (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 99).

Другой комментарий к Ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации

В случаях, предусмотренных в ст. 1069 ГК, вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования. Ответственность наступает при наличии вины причинителя вреда. От имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если иное не предусмотрено законодательством (ст. 1071 ГК РФ). Для определения содержания понятия должностных лиц в целях применения ст. 1069 ГК следует использовать примечание к ст. 285 УК, где под должностными понимаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *